Меню

Фурагин или фурамаг сравнить



Нитрофураны в урологической практике: все ли они одинаковые и почему мы возвращаемся к ним сегодня?

Перепанова Т.С.
НИИ урологии и интервенционной радиологии имени Н. А. Лопаткина – филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России

Увеличивающийся уровень антимикробной резистентности у микроорганизмов является одной из важных проблем здравоохранения. Основной причиной этого является повсеместное применение антибиотиков [1]. ВОЗ сигнализирует о росте антимикробной резистентности вместе с неуклонным снижением открытий новых антимикробных препаратов, как большой угрозе здоровью в текущем десятилетии. Чтобы контролировать антимикробную резистентность, необходимо более рационально использовать существующие препараты [2].

Инфекция нижних мочевых путей (ИМП) или бактериальный цистит является широко распространенным заболеванием, причем женщина, с впервые возникшими симптомами цистита, как правило, не обращается к врачу и принимает антимикробные препараты по совету соседки, матери, подружки или работника аптеки. При каждом последующем эпизоде цистита пациентка принимает антимикробные препараты по своему выбору, самостоятельно или по совету врача, который (хочется надеяться) следует российским или европейским рекомендациям по антимикробной терапии урологической инфекции.

По последним рекомендациям препаратами первого выбора при лечении бактериального цистита являются фосфомицина трометамол и нитрофураны [3]. Препараты разработаты довольно давно, применяются в клинической практике от 30 до 60 лет, но при этом сохраняют эффективность благодаря хорошей к ним чувствительности уропатогенной кишечной палочки — основного возбудителя цистита по всем международным и российским исследованиям [4]. Применение альтернативных антибактериальных препаратов, таких как фторхинолоны и цефалоспорины III поколения привели к широкому распространению серьезных нежелательных побочных реакция (НПР) на препараты и резистентности к ним, особенно за счет выработки бета-лактамаз широкого спектра действия (БЛРС). Экспрессия БЛРС уропатогенами распространяет устойчивость не только к фторхинолонам и цефалоспоринам III поколения, но также и к тетрациклинам, аминогликозидам, три-метоприм/ сульфаметоксазолу. Резистентные штаммы уропатогенов из амбулаторной среды попадают в стационары и наоборот.

Антимикробные препараты крайне эффективны в уменьшении риска рецидивов ИМП у женщин [5]. В то же время необходимо соизмерять боль и дискомфорт при ИМП со стоимостью антимикробных препаратов и риском развития НПР и резистентности микроорганизмов при частом применении антимикробных препаратов [6]. Длительная антибактериальная профилактика, пре- и посткоитальное мочеиспускание и самолечение являются тремя общепринятыми подходами для профилактики. Выбор среди этих подходов зависит от предпочтений пациента, культуры и характера предшествующей инфекции.

Нитрофураны очень эффективны при острых инфекциях, в основном, в мочевых путях,создавая низкую концентрацию препарата в тканях, они не вызывают бактериальную резистентность так быстро, как другие антибиотики.

Использование длительной низкодозовой антимикробной профилактики связано с 95% уровнем уменьшения инфекции [7,8]. В метаанализе Кохрейновской библиотеки проанализировано 10 исследований о лечении 430 женщин с ИМП [5]. Было сделано заключение, что через год уровень рецидивов уменьшался с 0-0,9 в группе лечения, против 0,8-3,6 в группе плацебо. Относительный риск одного рецидива составил 0,21 (95% CI:0,13-0,33). Замечено, что нет различий между длительной и посткоитальной профилактикой. Нет заключительных доказательств выбора лучшего антимикробного препарата, длительности лечения, схем дозирования и самих доз [5]. Большинство Guidelines рекомендует начальные 3-6 месячные курсы лечения нитрофуранами [9].

«Старые» антимикробные препараты, такие как нитрофураны, используются недостаточно, как в первичном, так и во вторичном звеньях здравоохранения, что ведет к ненужным затратам и уменьшает репертуар антибиотиков «последнего резерва». Поэтому, необходима переоценка эффективности и побочных эффектов старых, уже много лет известных нам антимикробных препаратов, таких, как нитрофураны. Весьма актуально определить — действительно ли мы все еще можем использовать антибиотики в амбулаторной практике без риска низкой эффективности и/или большого уровня нежелательных побочных действий препарата [10].

Однако на практике имеется предвзятое отношение к нитрофуранам. Многие врачи думают, что нитрофураны могут быть опасными, потому что большинство из них наблюдали по меньшей мере, хоть один случай сильной легочной реакции или печеночной токсичности, в то же время необходимо понимать, что при применении препарата, который действительно лечит, у большого числа пациентов, иногда встречаются очень редкие сильные побочные эффекты. К тому же, некоторые врачи могут думать, что лучше прописать новый препарат вместо этого «старого» препарата, который применяется для лечения ИМП с 1950-х годов.

T.J. Verheij, S.E. Geerlings, проведя систематический анализ публикаций на эту тему, оценили качество работ и нашли, что только в 5 из 26 включенных исследований были хорошего и беспристрастного качества. Они сделали заключение, что доказательства не убедительные так как большое число исследований страдает от методологических дефектов, что затрудняет интерпретацию этих результатов [11]. Многие исследования сделаны много лет назад, но «старый» — не означает неэффективный и необходимо использовать эту информацию.

АНТИМИКРОБНЫЕ ПРЕПАРАТЫ ГРУППЫ НИТРОФУРАНОВ

Несмотря на более чем 60-летний опыт применения в клинической практике, нитрофураны остаются одними из приоритетных препаратов для лечения и профилактики урогенитальной инфекции. Попрежнему для лечения инфекции мочевых путей и урогенитальной инфекции применяются нитрофурантоин (фурадонин), фуразидин (фурагин), нифурател (макмирор). Основным достоинством этой группы антимикробных препаратов является медленное развитие к ним резистентности у возбудителей урогенитальной инфекции. Однако, учитывая особенности фармакокинетики препаратов, у них есть определенные показания для клинического применения. Нитрофураны не обеспечивают необходимых терапевтических концентраций в крови и тканях, быстро выводятся из организма путем клубочковой фильтрации. Период полувыведения из крови колеблется в пределах 60 минут. Терапевтические уровни препаратов достигаются только в моче и в содержимом кишечника [12]. Из группы нитрофуранов наиболее высокие концентрации в моче достигаются у нитрофурантоина и фуразидина, поэтому они показаны для лечения инфекции мочевых путей. Большой интерес в настоящее время представляет нифурател для лечения острого и рецидивирующего цистита, особенно посткоитального, когда имеется явная связь обострений цистита с микрофлорой влагалища.

Читайте также:  Хонор 20 сравнить с айфоном

Нитрофураны действуют даже в малых дозах и они не вызывают образования устойчивых штаммов. В зависимости от концентрации они оказывают бактериостатический или бактериоцидный эффект [13]. Нитрофураны активны против широкого круга бактерий, включая стафилококки, стрептококки, энтерококки, коринебактерии, клостридии и многие энтеробактерии (E.coli, Klebsiellapn) [14]. Устойчивы к ним: Serratia marcescens, Pseudomonas aeruginosa, Proteus spp., Providencia spp., Acinetobacter spp. Нитрофураны менее активны в щелочной среде, но этот феномен не связан с уреаза-продукцией целевых микроорганизмов. Они также активны против штаммов Helicobacter pylori.

Механизм действия 5-нитрофурановых производных

Нитрофураны являются химиотерапевтическими препаратами. Противомикробными свойствами обладают только соединения, содержащие нитрогруппу (NO2) строго в положении 5-го фуранового цикла. Нитрогруппа имеет антимикробные свойства и является решающим элементом химических формул нитрофуранов, нитроимидазола, хлорамфеникола и 6-нитропроизводных хинолона.

Активный фрагмент представляет собой 5-нитро-2-фурил, который может быть активирован биологическим восстановлением нитрогруппы до гидроксиламиногруппы. Эти соединения должны быть активированы до опосредования его цитотоксических эффектов. В результате многих химических реакций под влиянием разных ферментов образуются супероксидные анионы. Свободные радикалы могут легко реагировать с клеточными макромолекулами, именно они несут прямую ответственность за антибактериальное действие. В результате наблюдается окисление липидов, повреждение клеточной мембраны, инактивация фермента и, наконец, фрагментация последовательности ДНК, проще говоря, являясь акцепторами кислорода, нитрофураны нарушают процесс клеточного дыхания бактерий, ингибируют биосинтез нуклеиновых кислот.

Токсичность и побочные действия

Многие нитрофураны являются мутагенными. Однако терапевтическое использование нитрофуранов в течение многих лет показало, что нет доказательств вредного действия и, действительно, нитрофураны многими рассматриваются как препараты выбора для лечения бактериурии у беременных. Нитрофураны имеют побочные эффекты как класс — они вызывают тошноту, также они могут вызвать гемолиз у пациентов с дефицитом глюкозо-6-фосфат-дегид-рогеназы.

Безопасность нитрофуранов

L. Holmberg и соавт. приводят данные эпидемиологических исследований, свидетельствующих о частых сообщениях (10-12% от всех сообщений о побочных реакциях), связанных с применением лекарственных средств, поступивших в Шведский комитет по нежелательным побочным реакциям (НПР) на лекарственные средства [15,16] . Чаще всего отмечены острые и хронические реакции со стороны легких (примерно 42%) и желудочнокишечные расстройства в виде тошноты, рвоты (около 30%). Единичные сообщения касались нейропатии, печеночных реакций и нарушений со стороны крови. В мета-анализе X. Albert отмечены нежелательные побочные реакции в виде вагинального и орального кандидиаза и желудочно-кишечные симптомы [5].

В когортных исследованиях серьезные побочные эффекты, такие, как фиброз легких или осложнения со стороны печени, описаны только у пациентов, длительное время применявших препараты. Вполне возможно, что имеет место занижение отчетности по НПР, однако во всех руководствах по профилактике рецидивов мочевой инфекции рекомендовано применять нитрофураны не более 6-12 мес.

НИТРОФУРАНТОИН

Среди нитрофуранов лучше изучен нитрофурантоин. Он представляет собой синтетическое соединение только для перорального применения. Имеется три композиции в зависимости от их кристаллической природы: микрокристаллической, макрокристаллической и с замедленным высвобождением активного вещества, содержащим комбинацию двух композиций. Считается, что макрокристаллическая форма высвобождается устойчивее и в более предсказуемой манере, и дает меньшее число побочных реакций, тошноту. Однако фармакокинетические и клинические исследования доказательств по этому утверждению не очень убедительные [17,18]. Нитрофурантоин слегка растворим в воде, но лучше растворим в щелочи. Растворимость в этаноле умеренная, но хорошо растворяется в диметилформамиде или ацетоне.

Антимикробная активность хорошая против почти всех известных уропатогенов, за исключением Proteus mirabilis. Обладает бактерицидным действием. Постантибиотический эффект отмечен в течение 1,5 часов двух минимально ингибирующих концентраций E.coli. Отмечена противодействующая активность in vitro с налидиксовой кислотой и другими хинолонами.

Нитрофурантоин — один из самых старых антимикробных препаратов, но, тем не менее, уровень резистентности к нему остается невысоким в течение нескольких десятилетий. В России он составляет 1,2-4,3% в зависимости от популяции пациентов [4]. Медленное развитие резистентности связано с наличием нескольких механизмов действия препарата, поэтому для ее прогрессирования у бактерии должны одновременно развиться сразу несколько мутаций. Однако необходимо помнить, что чрезмерно широкое применение нитрофурантоина при лечении острых циститов неоправданно в связи со сравнительно высокой частотой возникновения нежелательных лекарственных реакций на этот препарат, в первую очередь, острых и хронических легочных синдромов, которые часто наблюдаются в пожилом возрасте. Также нитрофурантоин может стать причиной лекарственно-индуцированного гепатита [19]. Тем не менее, тяжелые нежелательные явления фактически не отмечаются при длительном применении нитрофурантоина в низких дозах для профилактики рецидивов ИМП у женщин [20,21]. Рекомендуемые доза и продолжительность лечения неосложненного острого цистита нитрофурантои- ном составляют 50-100 мг х 4 раза в день, 5-7 дней для острой инфекции, 50-100 мг на ночь — для профилактики рецидивов ИМП [22, 23].

Механизм действия нитрофурантоина осуществляется через бактериальные флавопротеины к реактивным промежуточным звеньям, которые инактивируют или изменяют бактериальные рибосомные белки и другие связанные макромолекулы [24]. Эта активность обеспечена двумя типами энзимов у E.coli, которые включают как кисло- род-нечувствительные, так и кисло- род-чувствительные энзимы, они кодируются как nfsA и nfsB. Возможны несколько механизмов резистентности к нитрофурантоину, включая мутации в nfsA и nfsB генах и наличие генов эффлюксной помпы — oqxAB ген [25].

Максимальная концентрация нитрофурантоина в крови достигает 2,5 мкг/мл. Период полувыведения из плазмы крови составляет 20 минут. У пациентов с почечной недостаточностью концентрация препарата в плазме крови увеличивается до 5-6 мкг/мл, что может привести к нежелательным побочным действиям препарата, особенно у пациентов с периферической нейропатией (табл.1).

Читайте также:  Сравнения любви с предметами

Несмотря на то что, нитрофурантоин во многих странах используется долгое время, появление резистентности к нему у клинических изолятов Escherichia coli встречается относительно редко [26]. Однако, учитывая увеличение потребления нитрофуранов, необходимо усилить бдительность в наблюдении за резистентностью. Недавние исследования показали, что мутации в генах nfsA и nfsB ведут к появлению резистентности E.coli к нитрофурантоину.

Одним из механизмов резистентности является уменьшение активности нитроредуктазы в целевых микроорганизмах. Имеется перекрестная резистентность внутри группы нитрофуранов.

Таблица 1. Фармакокинетика нитрофурантоина

Пероральная абсорбция > 95%
C max 100 мг перорально 12 месяцев) может привести к повышению концентрации креатинина в плазме крови. У пациентов с почечной недостаточностью нитрофурантоин необходимо дозировать в зависимости от концентрации креатинина в крови и по скорости клубочковой фильтрации.

Тем не менее, многочисленные клинические исследования показали, что побочные эффекты редки и не носят характера серьезных.

В заключение, хотелось бы отметить, что, несмотря на имеющиеся сходства в строении молекул препаратов нитрофуранового ряда, каждая молекула имеет свои особенности, которые выражаются и в проявлении клинического эффекта, и переносимости.

Главное, что вызывает «новый» интерес в урологии к этой группе препаратов сегодня — это редкое формирование резистентности и довольно широкий спектр антимикробной активности для применения в урологической практике.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Goossens H, Ferech M, Vander Stichele R, Elseviers M, ESAC Project Group. Outpatient antibiotic use in Europe and association with resistance: a crossna¬tional database study. Lancet 2005;365(9459):579e87. [2] Tacconelli E. Antimi¬crobial use: risk driver of multidrug resistant microorganisms in healthcare settings. Curr Opin Infect Dis 2009;22:352e8).
  2. World Health Organisation. Global action plan on antimicrobial resistance. Geneva: WHO; 2015. www.who.int/drugresistance/en.)
  3. Федеральные клинические рекомендации «Антимикробная терапия и профилактика инфекций почек, мочевыводящих путей и мужских половых органов», Москва, 2017г, 70с.
  4. Многоцентровое исследование резистентности возбудителей амбулатор¬ных инфекций мочевыводящих путей (UTIAP-3). Научный отчет НИИ ан¬тимикробной химиотерапии ГОУ ВПО «Смоленская государственная медицинская академия» Федерального агентства по здравоохранению и со¬циальному развитию. М. 2006
  5. Albert X, Huertas I, Pereiro II, Sanfelix J, Gosalbes V, Perrota C. Antibiotics for preventing recurrent urinary tract infection in non-pregnant women. Cochrane Database Syst Rev 2004;(3):CD001209
  6. Sanchez GV, Baird AM, Karlowsky JA, Master RN, Bordon JM. Nitrofurantoin retains antimicrobial activity against multidrug-resistant urinary Escherichia coli from US outpatients. JAntimicrob Chemother 2014;69:3259e62).
  7. Nicolle LE, Bradley S, Colgan R, et al. Infectious Diseases Society of America guidelines for the diagnosis and treatment of asymptomatic bacteriuria in adults. Clin Infect Dis 2005;40:643-54.
  8. Nicolle LE, Harding GK, Thomson M, et al. Efficacy of five years of continuous, low-dose trimethoprim-sulfamethoxazole prophylaxis for urinary tract infection. J Infect Dis 1988;157:1239
  9. Stamm WE, Counts GW, McKevitt M, Turck M, Holmes KK.Urinary prophy¬laxis with trimethoprim and trimethoprim-sulfamethoxazole: efficacy, influence on the natural history of recurrent bacteriuria, and cost control. Rev Infect Dis, 1982;4(2):450-5.
  10. A.E.Muller, E.M.Verhaegh, S. Harbarth, J.W.Mouton, A. Huttner. Nitrofuran-toin’s efficacy and safety as prophylaxis for urinary tract infections: a systematic review of the literature and meta-analysis of controlled trials. Clinical Microbiol¬ogy and infection 23 (2017) 355-362
  11. «Old» is not always bad.T.J. Verheij, S.E. Geerlings. DOI http://dx.doi.org/10.1016Aj.cmi.2016.08.003
  12. Dorota Olender, Justyna Zwawiak, and Lucjusz Zaprutko, Pharmaceuticals (Basel). 2018 Jun; 11(2): 54. doi: 10.3390/ph11020054
  13. Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии/ под ред. Л.С. Страчунского, Ю.Б.Белоусова, С.Н. Козлова, Смоленск: МАКМАХ,2007.-с.128)
  14. Roger G. Finch, David Greenwood, S. Ragnar Norrby, Richard J Whitley. Livigstone, 2003,328-334s
  15. Holmberg L, Boman G. Pulmonary reactions to nitrofurantoin. 447 cases re¬ported to the Swedish Adverse Drug Reaction Committee 1966-1976. Eur J Respir Dis. 1981 Jun;62(3):180-9
  16. Holmberg L, Boman G, Bottiger LE, Eriksson B, Spross R, Wessling A Adverse reactions to nitrofurantoin. Analysis of 921 reports. Am J Med. 1980 Nov;69(5):733-8.
  17. Brumfitt W., Hamilton-Miller J.M. Efficacy and safety profile of long-term nitrofurantoin in urinary infections: 18 years’ experience. J Antimicrob Chemother. 1998. 42 (3): 363-71
  18. Kalowski S, Radford N, Kincaid-Smith P. Crystalline and macrocrystalline nitrofurantoin in the treatment of urinary-tract infection. N Engl J Med. 1974 Feb 14;290(7):385-7
  19. Guay D.R. An update on the role of nitrofurans in the management of urinary tract infections. Drugs. 2001; 61(3):353-64., Cunha B.A. Antibiotic side effects. Med Clin North Am. 2001. 85 (1): 149-85.
  20. Brumfitt W., Hamilton-Miller J.M. Efficacy and safety profile of long-term ni-trofurantoin in urinary infections: 18 years’ experience. J Antimicrob Chemother. 1998. 42 (3): 363-71 ;
  21. Karpman E., Kurzrock E.A. Adverse reactions of nitrofurantoin, trimethoprim and sulfamethoxazole in children. J Urol. 2004. 172 (2): 448-53
  22. Roger G. Finch, David Greenwood, S. Ragnar Norrby, Richard J Whitley. An-tibiotic and Chemotherapy. Anti-infective agents and their use in therapy. Churchill Livigstone, 2003,328-334s
  23. Goettsch W.G., Janknegt R., Herings R.M. Increased treatment failure after 3- days’ courses of nitrofurantoin and trimethoprim for urinary tract infections in women: a population-based retrospective cohort study using the PHARMO data¬base. Br J Clin Pharmacol. 2004. 58 (2): 184-9
  24. Hoang P, Salbu RL, Updated Nitrofurantoin Recommendations in the Elderly: A closer Look at the Evidence. Consult Pharm.2016; 31:381-4
  25. Ho PL, Ng KY, Lo WU, Law PY, Lai EL, Wang Y et al. Plasmid-mediated oqxAB is an important mechanism for Nitrofurantoin resistance in Escherichia coli. Antimicrob Agents Chemother. 2015; 60:537-43
  26. Huttner A, Verhaegh EM, Harbarth S, Muller AE, Theuretzbacher U, Mouton JW. Nitrofurantoin revisited: a systematic review and meta-analysis of controlled trials. J Antimicrob Chemother;2015;70:2456-64
  27. Scherwin J, Holm P. Long-term treatment with sulphamethoxazole/trimetho- prim (Bactrim) and nitrofurantoinin chronic urinary tract infections. A controlled clinical trial. Chemotherapy. 1977;23(4):282-8
  28. Uhari M, Nuutinen M, Turtinen J. Pediatr Infect Dis J. 1996 May;15(5):404-8.)
  29. Stewardson A.J., Vervoot J, Adriaenssens N, Coenen S, Godycki-Cwirko M,Kowalczyk A., Huttner B., Lammens C., Malhotra-Kumar S., Goossens H., Harbarth S.; SATURN WP1 AND wp3 Study Groups. Effect of outpatients an¬tibiotics for utinary tract infections on antimicrobial resistance aming commensal Enterobacteriaceae: a multinational prospective cohort study. Clin Microbiol Infect.2018 Jan 10
  30. A.E.Muller, E.M.Verhaegh, S. Harbarth, J.W.Mouton, A. Huttner. Nitrofuran-toin’s efficacy and safety as prophylaxis for urinary tract infections: a systematic review of the literature and meta-analysis of controlled trials. Clinical Microbiol¬ogy and infection 23 (2017) 355-362
  31. Sourander L, Saarimaa H. Effect of long-term treatment of urinary tract in¬fection with a single dose in the evening. Chemotherapy. 1975;21(1):52-5
  32. Iravani A, Klimberg I, Briefer C, Munera C, Kowalsky SF, Echols RM. J An- timicrob Chemother. 1999 Mar;43 Suppl A:67-75.A trial comparing low-dose, short-course ciprofloxacin and standard 7 day therapy with co-trimoxazole or ni-trofurantoin in the treatment of uncomplicated urinary tract infection.
  33. Yiiksel S, Ozturk B, Kavaz A, Ozyakar ZB, Acar B, Guriz H, Aysev D, Ekim M, Yalyinkaya F. Antibiotic resistance of urinary tract pathogens and evaluation of empirical treatment in Turkish children with urinary tract infections. Int J An¬timicrob Agents. 2006 Nov;28(5):413-6. Epub 2006 Sep 26;
  34. Helin I, Three-day therapy with cephalexin for lower urinary tract infections in children. Scand J Infect Dis. 1984;16(3):305-7;
  35. Baka-Ostrowska M. Pol Merkur Lekarski. 2008;24 Suppl 4:95-7. Review. Pol¬ish. Vesicoureteral reflux and urinary tract infections).
  36. Stamey TA, Condy M, Mihara Prophylactic efficacy of nitrofurantoin macro¬crystals and trimethoprim-sulfamethoxazole in urinary infections. Biologic effects on the vaginal and rectal flora. G.N Engl J Med. 1977 Apr 7;296(14):780-3.
  37. Stamm WE, Counts GW, McKevitt M, Turck M, Holmes KK.Urinary prophy¬laxis with trimethoprim and trimethoprim-sulfamethoxazole: efficacy, influence on the natural history of recurrent bacteriuria, and cost control. Rev Infect Dis. 1982 Mar-Apr;4(2):450-5.
  38. Williams G, Craig JC. Long-term antibiotics for preventing recurrent urinary tract infection in children. Cochrane Database Syst Rev. 2011 Mar 16;(3):CD001534. doi: 10.1002/14651858.CD001534.pub3. Review
  39. Coppi G. Nifuratel: pharmacokinetics in rat and rabbit. Archives of Polichem- Report of November 30th 1992
  40. Delivenneri A, Conrado M, Dzik S et al. Terapeutica das infeccioes vaginais com novo quimiotherapico Nifuratel. Rev Bras Med 1969; 26;261
  41. Di Paola M, Di Tocco M, Suppa F. Sulla terapia della tricomoniasi vaginale con nifuratel. Min Ginecol 1970; 22 (N 17);853
  42. Fowler W, Hussain M. Nifuratel in trichomonal vaginitis. Brit J Ven Dis,1968; 44; 331
  43. J.Kladensky Nifuratel in treatment of acute uncomplicated urinary tract in- fections//Czech urology 1998. — 5:8-10
  44. J.Kladensky Benefit of Nifuratel in treating acute uncomplicated urinary tract infections// Urologiepro praxi.-2006. — 3:108-110
  45. Gruneberg R.N. The use of nitrofurans in the treatment of urinary tract in¬fections with some observations on the in vitro properties of nifuratel. In: F. Gas- parri, G.Gargani, P.Periti, Firenze, Italy, 1972, pp.109-112
  46. Hamilton-Miller JMT, Brumfitt W, Williams RJ. Comparative in vitro activity of five nitrofurans. Chemotherapy 1978;24; 161
  47. Dubini F, Furneri P Attivita antimicrobica del NIfuratel. G Ital Chemoter 1985; 32:545
  48. Mendling W, Mailland F. Microbiological and Pharmaco-toxicological Profile of Nifuratel and vits Favourable Risk/Benefit Ratio for the Treatment of Vulvo Vginal Infections/Arzneim Forsch/drug Res 2002;52(1):8-13
  49. Gagliardi, S.; Consonni, S.; Ronzoni, A.; Bulgheroni, A.; Ceriani, D. Nifuratel Sulfoxide for Use in the Treatment of Bacterial Infections. EP Patent EP 2797914 B1, 16 September 2015
  50. Arnold M. Vergleich von Nifuratel un Tinidazol bei Trichomonaden vaginitis. Ther Umsch 1974; 31:202;
  51. Brumfitt W. The use of nifuratel in asymptomatic bacteriuria in pregnancy and the frequency-disuria syndrome in general practice.// In: F. Gasparri, G. Gar- gani, P.Periti.Diagnosis and Chemotherapy of urogenital infections. Edizioni Med¬icine P.Periti, Firenze, Italy 1972, pp.411-416.
  52. Aure J Chr, Gjonnaess. Treatment of candida vaginitis with nifuratel. Acte Obst et Gynec Scandinav 1969; 49-95; Carrera Macia JM, Dexeus S. Tratamento de la leucorrea infecciosa. Rev Esp de Obstety Gynecol 1966; 25:308;
  53. Liang Q, Li N, Song S, Zhang A, Duan Y. High-dose nifuratel for simple and mixed aerobic vaginitis: a single -center prospective open-label cohort study. J Obstet Gynecol Res 2016 Oct; 42 (10):1354-1360
  54. Bains, A.; Buna, D.; Hoag, N.A. A retrospective review assessing the efficacy and safety of nitrofurantoin in renal impairment. Can. Pharm. J. 2009, 142, 248-252.
  55. Cunha, B.A.; Schoch, P.E.; Hage, J.R. Nitrofurantoin: preferred empiric therapy for community-acquired lower urinary tract infections. Mayo Clin. Proc. 2011, 86, 1243-1244.
  56. El-Zaher, A.A.; Mahrouse, M.A. A validated spectrofluoremetric method for the determination of nifuroxazide through coumarin formation using experimen¬tal design. Chem. Cent. J. 2013, 7, 90
  57. Mannisto P, Karttunen P. Pharmacokinetics of furagin, a new nitrofurantoin congener, on human volunteers. Int J Clin Pharmacol Biopharm. 1979 Jun;17(6):264-70
  58. Czeizel AE, Rockenbauer M, S0rensen HT, Olsen J.A population-based case- control teratologic study of furazidine, a nitrofuran-derivative treatment during pregnancy. Clin Nephrol. 2000 Apr;53(4):257-63​

Статья опубликована в журнале»Экспериментальная и клиническая урология» №3 2018, стр.91-97

Источник

Сравнить или измерить © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению.