Меню

Глобальные измерения устойчивого развития



Устойчивое развитие — глобальная программа изменений или крупномасштабная манипуляция?

Авторизуйтесь, если вы уже зарегистрированы

К.полит.н., исследователь, руководитель Управления научно-координационной работы Дипломатической академии МИД России, эксперт РСМД

Идея устойчивого развития, сформулированная Комиссией по окружающей среде и развитию в докладе 1987 года «Наше общее будущее», приобрела за последние несколько лет по истине широчайшее признание. Множится количество международных документов, в которых в основном декларативно зафиксирован принцип устойчивого развития. Множится и количество форумов, конференций, посвященных этой теме. Список проблем, которые требуют внимания и скорейшего решения, также растет и постоянно расширяется благодаря усилиям чиновников и функционеров различных уровней, а также инициируемых грантов для дальнейшего продвижения данной темы.

Из контекста международных документов по итогам форумов, начиная с доклада 1987 года, следует, что под устойчивостью имелась ввиду не задача устоять перед лицом какой-то опасности, а постоянное, непрерывное развитие без откатов назад.

В 2015 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН был принят итоговый документ, который получил название: «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года». 17 возвышенных целей, обнадеживающие устремления и отсутствие конкретных практических шагов на пути к их достижению. Так концепция устойчивого развития с явной ориентацией на локальные экосистемы была перенесена в глобальную экономику и уготовила себе судьбу стать в последствии международной доктриной.

Интерес представляет то, что инициаторами перехода к устойчивому развитию являются государства с развитыми экономиками, которые исчерпали потенциал традиционного индустриального развития, достигли пика своей эффективности и более не могут идти по пути современной (энергоемкой) экономической модели. Они-то и создают новые правила глобальной игры.

Провозглашенная в качестве повестки для глобального мира концепция устойчивого развития становится триггером для формирования новых рамок институциональной экономики, главным принципом которой является глобальная конкуренция экономических систем и институтов.

То есть провозглашенное в качестве пути развития человечества на ближайшие столетия устойчивое развитие станет таковым лишь для тех стран, которые не попадают в ловушку институциональной инерции (колеи). Для всех других государств устойчивое развитие представляет собой усложняющий тренд, который нужно прежде осмыслить, а затем уже вырабатывать шаги к его адаптации под имеющиеся условия в отношении каждого государства в отдельности.

Страны с развивающейся и переходной экономикой, вовлеченные в игру с «новыми правилами», не обладают достаточными ресурсами для полноценной интеграции в новую экономическую парадигму. Находясь в колее институциональной инерции, эти страны ограничены в выборе и наборе действий своими траекториями развития. Поэтому предлагаемые развитыми странами новые институциональные модели не могут быть применимы в развивающихся странах и странах с переходной экономикой в полной мере.

Последнее время тема «устойчивого развития» является основной новеллой в рамках представительных международных форумов самого высокого уровня.

Устойчивое развитие вплетается в бизнес стратегии крупных компаний и транснациональных корпораций, получая весомую поддержку бизнес лобби по всеми миру. А провозглашение приверженности целям этой концепции — удобный инструмент для продвижения огромного числа проектов, инновационных решений и откровенно конъюнктурных инициатив.

Основная проблема на сегодняшний день состоит в отсутствии концептуальной ясности и нечетком определении целей устойчивого развития. В этой связи провозглашенные амбициозные цели сложно преобразовать в конкретные практические меры и, как следствие, получить результат для развития.

Идея устойчивого развития, сформулированная Комиссией по окружающей среде и развитию в докладе 1987 года «Наше общее будущее», приобрела за последние несколько лет по истине широчайшее признание. Множится количество международных документов, в которых в основном декларативно зафиксирован принцип устойчивого развития. Множится и количество форумов, конференций, посвященных этой теме. Список проблем, которые требуют внимания и скорейшего решения также растет и постоянно расширяется благодаря усилиям чиновников и функционеров различных уровней, а также инициируемых грантов для дальнейшего продвижения данной темы.

Что же на самом деле заключает в себе термин «устойчивое развитие» и откуда он появился? Может ли развитие быть неустойчивым?

Термин «устойчивое развитие» (нем. Nachhaltigkeit) применялся в германском лесном праве еще в XVIII в. и обозначал принцип, согласно которому «для получения постоянного дохода, связанного с лесом, нельзя изымать большее количество древесины, чем может быть компенсировано за счет роста оставшихся и высадки новых деревьев».

Из контекста международных документов по итогам форумов, начиная с доклада 1987 года, следует, что под устойчивостью имелась ввиду не задача устоять перед лицом какой-то опасности, а постоянное, непрерывное развитие без откатов назад. В докладе «Наше общее будущее» дано следующее определение: «Устойчивое развитие заключается в том, что обеспечение потребностей настоящего поколения не должно подрывать возможности будущих поколений обеспечивать свои потребности». Идеи устойчивого развития доклада комиссии «Брундтланд» довольно быстро стали преобразовываться и дополняться.

В рамках Стокгольмской конференции в 1972 г. также был подтвержден факт глубокого экологического неблагополучия как в отдельных регионах, так и в целом на планете. Констатировалось, что апокалиптическое будущее совсем скоро настигнет человечество, если не будут приняты скорейшие меры. Идеи этой конференции впоследствии легли в основу программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП).

После конференции по окружающей среде и развитию на высшем уровне в Рио-де-Жанейро в 1992 г. концепция была внедрена в национальное и наднациональное право европейских стран, а также приобрела широкую поддержку на международном уровне. В рамках конференции констатировалась невозможность движения развивающихся стран по пути, которым пришли к благополучию развитые страны. Признавалось, что такая модель ведет к катастрофе, и провозглашалась необходимость перехода мирового сообщества на рельсы устойчивого развития.

Новое тысячелетие ознаменовалось провозглашением 8 целей, которые должны были стать своеобразным «мировым барометром», демонстрирующим прогресс международного сообщества на пути к достижению всеобщего благосостояния.

После Международной конференции по финансированию развития в Монтеррее (Мексика) в 2002 г. был представлен Монтеррейский консенсус, в котором впервые предприняты попытки описать конкретные шаги международного сообщества на пути к достижению устойчивого развития. В нем содержались выводы относительно мобилизации национальных и международных ресурсов для реализации целей устойчивого развития. Сделан акцент на важности равноправного участия развитых и развивающихся стран в разработке международных финансовых программ и кодексов.

Именно в это время понятие «устойчивое развитие» стало постепенно внедряться в практику государственного управления Евросоюза, Китая, Японии, США и Канады.

В 2015 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН был принят итоговый документ, который получил название: «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года». 17 возвышенных целей, обнадеживающие устремления и отсутствие конкретных практических шагов на пути к их достижению. Так концепция устойчивого развития с явной ориентацией на локальные экосистемы была перенесена в глобальную экономику и уготовила себе судьбу стать в последствии международной доктриной.

Стоит все же отметить, что наиболее полное и развернутое содержание концепции отражено в докладе «Наше общее будущее» 1987 г. В нем развитие предполагает экономический рост, которому в свою очередь препятствует бедность. А постоянное развитие (устойчивое) рассматривается как процесс изменений, при котором происходит эффективная эксплуатация ресурсов, инвестирование в технологии, а также происходит совершенствование и трансформация институтов государства в соответствии с потребностями настоящих и будущих поколений. То есть в своем изначальном варианте концепция имела ключевую идею, которая придавала ей новизну.

Устойчивое развитие и «эффект колеи»

Позволим себе внести ясность и дать свою оценку процессу и инициативам, которые сегодня подаются под соусом устойчивого развития.

Для этого обратимся к работе известного американского экономиста, нобелевского лауреата Дугласа Норта «Институты и экономический рост: историческое видение», в которой сформулирована теория зависимости от предшествующего развития (англ. Path Dependence theory). Эта работа позволяет объяснить, как словосочетание «устойчивое развитие» стало заклинанием для развитых стран и их экономик и одновременно термином, которому можно присвоить практически любое значение. А также почему для развивающихся стран и стран с переходной экономикой устойчивое развитие сегодня лишь усложняющий тренд, дополнительно отягощающий экономику и социальную сферу государств.

Path Dependence theory впервые была применена для изучения истории технологических инноваций. Свою известность она получила, когда стала применяться для исследования институтов государства.

В работе Дугласа Норта развита идея о том, что формирование институтов государства напрямую зависит от их предшествующего развития. Таким образом, изначальные различия в выборе институтов с течением времени увеличивают разрыв между национальными моделями экономики и уровнем экономического развития стран. Возникающий «эффект колеи» не позволяет странам совершить переход на другой уровень развития, каждый раз провоцируя откат назад.

Дуглас Норт также отмечал, что государства делают выбор в пользу тех или иных институтов, находясь в поворотном моменте своей истории, в моменте наибольшего напряжения. Поворот может быть результатом естественных причин цивилизационного развития или же искусственно спровоцирован внешними обстоятельствами путем создания новых правил всеобщей игры.

Интерес представляет то, что инициаторами перехода к устойчивому развитию являются государства с развитыми экономиками, которые исчерпали потенциал традиционного индустриального развития, достигли пика своей эффективности и более не могут идти по пути современной (энергоемкой) экономической модели.

Они-то и создают новые правила глобальной игры. А для того, чтобы совершить переход к другой модели развития, провоцируют глобальную конкуренцию экономических систем и институтов. Для того, чтобы исход разыгранной партии удовлетворял запрос стран-инициаторов нужна была глобальная, объединяющая, многокомпонентная повестка, которая бы позволила вовлечь в игру всех участников современных международных отношений. Так концепция устойчивого развития стала одновременно поводом для формирования рамок новой экономической системы и пусковым механизмом для создания новых возможностей экономического роста государств, имеющих такой потенциал.

Читайте также:  Измерение давления прибором and ua 705

Мировому сообществу была представлена идеальная модель устойчивого развития, к которой трудно применить количественные расчеты. Параметры, которые обеспечивают устойчивость развития государств, не были определены при формировании концепции. Вместе с тем очевидно, что для разных стран устойчивость развития должна складываться из разных параметров. А для перехода к устойчивому развитию необходима разработка адекватных индикаторов, которые бы контролировали достижение поставленных целей.

Провозглашенная в качестве повестки для глобального мира концепция устойчивого развития становится триггером для формирования новых рамок институциональной экономики, главным принципом которой является глобальная конкуренция экономических систем и институтов.

То есть провозглашенное в качестве пути развития человечества на ближайшие столетия устойчивое развитие станет таковым лишь для тех стран, которые не попадают в ловушку институциональной инерции (колеи). Для всех других государств устойчивое развитие представляет собой усложняющий тренд, который нужно прежде осмыслить, а затем уже вырабатывать шаги к его адаптации под имеющиеся условия в отношении каждого государства в отдельности.

«Устойчивая игра» с прогнозируемым результатом для «избранных»

Концепция устойчивого развития сформировалась на трех базовых опорах: экономическое развитие, социальное равенство и защита окружающей среды. Однако в последние годы свое прикладное развитие концепция приобрела в тематике изменения климата. Именно она легла в основу процесса «зеленой трансформации» — нового свода правил игры для «избранных», которую инициировал европейский блок развитых стран.

Поступательные шаги по переходу экономики на «зеленые рельсы» воплотились в «зеленой сделке» (она была анонсирована в рамках COP25 в декабре 2019 г.), которую страны Евросоюза призвали принять на общемировом уровне. Обратим внимание, что данную идею активно поддержал и Китай. Сделка предполагает проведение радикальных реформ в экономике, энергетике, транспорте, чтобы сделать перечисленные сферы углеродо-нейтральными. Таким образом, уже сейчас конкурентоспособность государств и их компаний во многом будет определяться способностью адаптироваться к низкоуглеродному будущему. Для стран Европейского союза «зеленая трансформация» — это возможность снизить зависимость от импорта энергоресурсов, и тем самым уйти от традиционной модели экономического роста.

В это же время страны с развивающейся и переходной экономикой, вовлеченные в игру с «новыми правилами», не обладают достаточными ресурсами для полноценной интеграции в новую экономическую парадигму. Находясь в колее институциональной инерции, эти страны ограничены в выборе и наборе действий своими траекториями развития. Поэтому предлагаемые развитыми странами новые институциональные модели не могут быть применимы в развивающихся странах и странах с переходной экономикой в полной мере. Объявленный «зеленый переход» является регуляторным (стимулирующим и обязывающим) механизмом. И для экономических моделей некоторых стран (зависимых от экспорта нефтепродуктов и энергоносителей) он несет существенные риски.

Таким образом, государства, которые идут по разным траекториям развития, не смогут в одинаковой степени успешно реализовать концепцию «устойчивости», так как она предполагает определенную совокупность исходных параметров, которыми должны обладать государства.

Для перехода к устойчивому развитию государство должно преодолеть институциональную неуверенность, то есть иметь гибкие, адаптивные институты, имеющие возможность своевременно и адекватно реагировать на изменяющиеся условия, которые диктует международная среда. Препятствием для успешного перехода на другую траекторию развития выступает углубленная сырьевая ориентация некоторых стран, поэтому инерционный сценарий развития является мощной альтернативой̆ инновационному сценарию, своеобразной колеей, в которую попадает экономика развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

Последнее время тема «устойчивого развития» является основной новеллой в рамках представительных международных форумов самого высокого уровня. Так, главная тема юбилейного Всемирного экономического форума в швейцарском Давосе в 2020 году была посвящена сплоченным шагам глобального мира для достижения целей устойчивого развития. Основными экономическими рисками современности были названы последствия изменения климата на планете.

Устойчивое развитие вплетается в бизнес стратегии крупных компаний и транснациональных корпораций, получая весомую поддержку бизнес лобби по всеми миру. А провозглашение приверженности целям этой концепции — удобный инструмент для продвижения огромного числа проектов, инновационных решений и откровенно конъюнктурных инициатив.

Основная проблема на сегодняшний день состоит в отсутствии концептуальной ясности и нечетком определении целей устойчивого развития. В этой связи провозглашенные амбициозные цели сложно преобразовать в конкретные практические меры и, как следствие, получить результат для развития.

Источник

Глобальные измерения устойчивого развития

Термины устойчивого развития применяются к развивающейся форме социально-экономического роста человека. Короче говоря, устойчивое развитие представляет собой концепцию, разработанную к концу 20-го века как альтернативу концепции привычного развития, подчеркивая примирение между экономическим благосостоянием, природными ресурсами и обществом, избегая компрометации возможности жизни на планете, ни качества жизни человека. В докладе о положении волонтерства в мире подчеркивается, что в большинстве обществ во всем мире добровольцы вносят значительный вклад в экономическое и социальное развитие.

Инструменты и оценка устойчивого развития

ВВП и устойчивое развитие
Валовой внутренний продукт является широко используемым индексом в национальных счетах для измерения экономического роста, вплоть до упаковки значительной части экономических аргументов и стратегий. Мы говорим, что мы развиваемся или рецессия в зависимости от того, растет или уменьшается ВВП. Предполагается, что ВВП будет измерять экономический рост в долгосрочной перспективе, но он не учитывает изменение природного капитала (возможно, окаменелости), что является долгосрочным эффектом. Это, в частности, причина того, что ВВП критикуют некоторые авторы, которые указывают на пределы фактического измерения богатства страны.

ВВП рассчитывается путем суммирования добавленной стоимости компаний, которая рассчитывается в национальных счетах в соответствии с производственным и промежуточным потреблением. Показатели устойчивого развития, такие как показатели, включенные в Глобальную инициативу по отчетности, или индикаторы, требуемые законом в отношении новых экономических правил во Франции, не включаются в эти расчеты.

Поэтому возникает вопрос, действительно ли ВВП является надежной мерой устойчивого развития. Недостатки ВВП как меры роста в долгосрочной перспективе лежат в основе отражений в отношении зеленого ВВП.

Во Франции INSEE, тем не менее, является показателем ВВП как один из одиннадцати показателей Национальной стратегии устойчивого развития. Франция размышляет над использованием новых индикаторов, чей экологический след.

Европа объявила, что в 2010 году она опубликует индекс давления на окружающую среду (выбросы парниковых газов, сокращение естественных районов, загрязнение воздуха, производство отходов, использование ресурсов, потребление воды и загрязнение воды), которые будут сопровождать публикацию ВВП ,

Совокупные индексы
Стандартные макроэкономические инструменты (например, ВВП) недостаточны, а в некоторых случаях недостаточны для измерения устойчивого развития: экономический рост и в некоторых случаях представляется как несвязанный или даже противоречащий целям устойчивого развития.

Поэтому речь идет о создании агрегированного индекса, который наилучшим образом отражает эффективность политики устойчивого развития. Было создано несколько индексов, каждое из которых касается одного или нескольких «столпов» устойчивого развития:

На экономическом уровне можно дать денежную оценку окружающей среде (мы называем ее природным капиталом) или зеленым ВВП;
На экологическом фронте имеются следующие индикаторы:
индекс экологической устойчивости,
углеродный баланс или тонны выпуска CO 2 (личный баланс углерода для физических лиц),
потребление энергии,
след, биоемкость и экологический дефицит – разница между площадью и биоемкостью – (или экологическим излишком, если биоемкость больше, чем площадь основания);
Индекс Living Planet (индекс LPI для английских докладчиков), индикатор состояния биоразнообразия во всем мире, демонстрируя сокращение в период между 1978 и 2012 годами 58% мирового населения позвоночных (рыбы, птиц, млекопитающих, земноводных и рептилий)
На социальном уровне мы говорим о индексе человеческого развития (который измеряет богатство, уровень грамотности и здоровье населения), коэффициент GINI, показатель устойчивого благосостояния или показатель здоровья. реальный прогресс …
Любой индекс, тем не менее, сомнительный: способ агрегирования данных выражает смещение. Что такое страна, «продвинутая в устойчивом развитии»? Это страна, которая потребляет мало ресурсов (например, Бангладеш), или это страна со многими охраняемыми национальными парками (например, Соединенные Штаты)?

Инструменты поддержки принятия решений для устойчивого развития
OQADD, инструмент для допроса и содействия устойчивому развитию 16, представляет собой сетку для опроса для стимулирования дискуссий по вопросам, связанным с устойчивым развитием, с указанием ключевых моментов проекта. Они утверждают как оценку политики, так и многокритериальный анализ, но используются для изучения политики или проектов с точки зрения критериев устойчивого развития. Это сетки критериев в древовидной структуре, снижающие основные аспекты устойчивого развития (экономика, экология, социальное, управление …).

Этот инструмент может быть представлен различным субъектам, участвующим в реализации нового проекта: избранные должностные лица, промышленники, ассоциации по защите окружающей среды, профсоюзы …

Индикаторы и стандарты
Микроэкономическая мера устойчивого развития для бизнеса может быть выполнена с помощью критериев Глобальной инициативы в области отчетности, включающих 79 экономических показателей. Кроме того, ОЭСР провела важную работу по экологическим показателям и разработала для этой цели модель государственного давления.

Основными стандартами и сертификатами, которые могут применяться компаниями, являются экологический стандарт ISO 14001, стандарт управления энергопотреблением ISO 50001, стандарт качества ISO 9001, сертификат OHSAS 18001 по охране труда и безопасности. работа и стандарт SA 8000 по этике и социальному. Существует также руководство SD 21000 (во Франции) для учета проблем устойчивого развития в компаниях.

Читайте также:  Средства измерения колесных пар вагонов

В 2010 году был внедрен новый стандарт корпоративной социальной ответственности, ISO 26000. Этот стандарт более широко охватывает социальную ответственность, управление и этику.

Кроме того, компании могут оцениваться рейтинговыми агентствами общества, которые учитывают в своих рейтинговых экстра-финансовых критериях (экологических и социальных). Компании оцениваются этими агентствами на основе их отчетов об устойчивом развитии или любого документа, который может использоваться для оценки экономических, экологических и социальных показателей. Затем общественный рейтинг используется инвесторами для создания портфелей ценных бумаг, называемых социально ответственными инвестициями (НИИ).

Кросс-функциональное управление и области применения
Внедрение подхода к устойчивому развитию в организации (сообществе или компании) является сложным процессом, который включает в себя все функции компании. Речь идет о создании правильного управления поперечными программами, с корреспондентами в основных организациях организации, путем привлечения заинтересованных сторон в устойчивую экономическую модель. Ниже мы приводим некоторые примеры областей применения, которые особенно обеспокоены внедрением подхода к устойчивому развитию или социальной ответственности.

Продажи и логистика
Особое внимание уделяется вопросам продажи и материально-технического обеспечения. Функция управления продажами компаний действительно отвечает за доставку конечного потребителя, который чаще всего использует автомобильный транспорт, который является основным потребителем нефтепродуктов.

маркетинг
Цель состоит в том, чтобы выявить возможности и угрозы в контексте повышения чувствительности потребителей и рынка к вопросам устойчивого развития в согласии с заинтересованными сторонами. Маркетинг должен также передавать другим сферам компании ценности, требуемые рынком. Некоторые компании иногда довольствуются коммуникационными операциями, а не действительно меняют способ работы компании; один говорит о «зеленой стирке».

Элизабет Рейсс показывает, что компании заинтересованы в создании ответственных продуктов и услуг, потому что клиенты этого хотят, и потому что это выгодно. Он дает способы пересмотреть способы производства и коммуникации. В некоторых случаях компания может быть более продуктивной и содержать команды сотрудников и клиентов.

Кристоф Семпельс и Марк Вандеркаммен анализируют поведение ответственного потребителя и подчеркивают роль маркетинга в реализации устойчивых инноваций и их принятии рынками. Они стремятся создать связь между спросом и предложением более ответственным, к «продуктовому» подходу к логическому «сервису».

В последние годы появилось несколько программ лояльности, направленных на изменение поведения потребителей посредством маркетинговых инструментов. Это, например, случай RecycleBank в Соединенных Штатах или программа Green Points во Франции. Эти типы программ используют принцип бонуса, чтобы побудить потребителя изменить привычки потребления.

Исследования и разработки
Характеристики устойчивого развития, которые представляют собой множественные временные и пространственные масштабы и взаимосвязь проблем, приводят к новым проблемам исследований и разработок, переделке определенных областей исследований и появлению новых дисциплин. В ответ на требования устойчивого развития необходимо увеличить междисциплинарную работу между естественными науками и гуманитарными и социальными науками. Необходимо структурировать научные исследования более федеративным путем, организуя трансверсальные и международные институты. Спрос на экспертизу часто требует сотрудничества по разным дисциплинам. Исследования в области устойчивого развития требуют лучших данных, более распространенных и более мощных инструментов в области моделирования и перспектив. Исследования должны разрабатывать новые формы сотрудничества с другими субъектами, политиками, предприятиями, ассоциациями, профсоюзами и другими компонентами гражданского общества.

Маркетинг должен ответить на вопрос о том, следует ли инвестировать в переработку или инвестировать в новые чистые продукты, что предполагает выбор в исследованиях и разработках. Исследование может проводиться во внутренних исследовательских лабораториях для компаний или в партнерстве с государственными лабораториями, например, в рамках кластеров.

Для исследований и разработок может потребоваться управление знаниями по инструментам для повышения эффективности его исследований. Он должен проводить технологические часы, ориентированные на достижение целей устойчивого развития.

Правовые аспекты
На уровне регулирования устойчивое развитие отражено в ряде правовых текстов, которые могут быть установлены либо на европейском уровне (Европейские директивы), либо на уровне государств. Некоторыми примерами европейских правил являются Регламент REACH по химическим веществам или Директива об отходах электрического и электронного оборудования (WEEE) в отношении экологической составляющей.

На государственном уровне экологическое и социальное право применяется к каждому из этих экологических и социальных столпов (во Франции – Экологический кодекс и Трудовой кодекс).

Устав окружающей среды, конституционная ценность, в статье 6 предусматривает, что «государственная политика должна способствовать устойчивому развитию. С этой целью они сочетают защиту и улучшение окружающей среды, экономического развития и социального прогресса».
Государственные контракты, подлежащие строгому регулированию, могут включать экологические и социальные положения в соответствии со статьями 5 и 14 Кодекса государственных закупок.
Закон о новых экономических правилах в своей статье требует, чтобы зарегистрированные компании составляли отчеты о деятельности, которые отражают экологические и социальные последствия их деятельности.
Юридические отделы компаний должны проводить юридические часы, возможно, для малых и средних предприятий (МСП) с помощью торгово-промышленных палат.

В дополнение к этим часам, юридическим службам предлагается проверить соответствие действий организации в области устойчивого развития ее экономическим, социальным и экологическим изменениям применительно к применимым стандартам и связанным с ней дополнительным финансовым связям.

покупка
Соблюдение экологических, социальных и экономических критериев при разработке продуктов компании зависит не только от ее внутренних процессов, но и от качества продуктов, приобретенных у поставщиков компании, услуг, присущих этим закупкам, в частности транспорта, а также выше по течению. Таким образом, производительность в плане устойчивого развития зависит от постепенной интеграции цепочки поставок в рамки КСО соответствующих компаний. Необходимо проанализировать стратегию закупок (сокращение затрат, удаление отходов, повышение энергоэффективности, сохранение ресурсов), с участием партнеров-поставщиков компаний.

Управление устойчивым развитием при закупках компаний, государственных органов или местных органов власти может осуществляться с учетом общей стоимости приобретения, которая, помимо покупной цены, включает в себя транспортировку закупаемой продукции, таможенное оформление, гарантии, расходы на хранение, устаревание , отходов, образующихся в процессе производства и в конце срока службы.

Приверженность плана действий в области устойчивого развития для закупок в целом отвечает на аргументы четырех разных сторон:

аргумент гражданина, как средство действий, позволяющее поколениям настоящего удовлетворить их потребности без ущерба для способности будущих поколений удовлетворять их;
экономический аргумент, касающийся экономики закупок, которая исходит из лучшего дизайна продукта;
аргумент связи, связанный с рисками на изображении (репутация);
юридический аргумент, состоящий из ответа на нормативные обязательства (код государственных закупок в государственном секторе во Франции).

финансов
Реализация политики устойчивого развития в компаниях во многом зависит от использования ресурсов компании. Этими ресурсами могут быть физические активы (основные средства в классическом смысле этого слова), но также нематериальные активы (нематериальные активы) или просто человеческие ресурсы, то есть сотрудники и партнеры компании.

Достижение целей устойчивого развития во многом зависит от того, как компании будут направлять действия всех этих ресурсов (сотрудников, заинтересованных сторон, организации …). Размышления появляются на новых методах оценки финансовой стоимости компаний через понятие нематериального капитала.

Финансовые активы, являющиеся социально ответственными инвестициями (НИИ), могут направлять портфели финансовых ценных бумаг в активы, отвечающие экологическим, социальным и экономическим критериям. НИИ имеет долгосрочное видение, которое, скорее всего, будет лучше, чем компании, действующие в контексте краткосрочных финансовых целей. Согласно официальному определению, представленному в июле 2013 года Форумом ответственных инвестиций (FIR), объединение, объединяющее игроков НИИ во Франции и Французскую ассоциацию финансового менеджмента (AFG), ассоциацию участников бизнеса, «НИИ (социально ответственные инвестиции) – это инвестиции, целью которых является согласование экономических показателей с социальными и экологическими последствиями для финансирования компаний и государственных структур, которые способствуют устойчивому развитию независимо от их сектора деятельности. Влияя на управление и поведение участников, НИИ способствует ответственной экономике ».

SRI все еще слишком недавний, и снижение недостаточно для проверки его в ощутимом и достаточно широком объеме, но наблюдение за самыми старыми фондами НИИ предполагает, что их прибыльность сопоставима, иногда лучше, чем у других фондов.

Стоит также отметить развитие целого сектора финансов, углеродного финансирования, связанного с проблемами парниковых газов. Проект BlueNext является частью этого вида деятельности.

Информационные системы
Существует убеждение, что вычисления являются «виртуальными» или «несущественными». Дематериализация, заключающаяся в передаче потока документов между организациями из бумажного информационного носителя в электронный информационный носитель (этот термин неуместен, поскольку в действительности дематериализация не устраняет тот факт, что мы используем материал с электронным информационным носителем) часто представляется, в том числе специалистами по устойчивому развитию, в качестве экологической выгоды, поскольку это устраняет потребление бумаги. Фактически, можно понять, что «безбумажный» – это миф. с точки зрения устойчивого развития показывает, что все не так просто. В частности, этот процесс не улучшает качество окружающей среды.

Массовая компьютеризация экономики за последние пятьдесят лет привела нас к нематериальной экономике, в которой увеличение управляемых компьютером потоков управления сопровождалось параллельным увеличением потоков товарных товаров, поэтому количество потребляемых природных ресурсов, как показанный Жан-Марком Янковичем.

Согласование процессов устойчивого развития и информационных систем непросто, поскольку информационные системы, как правило, не рассчитаны на долгосрочную перспективу. Как аппаратное, так и программное обеспечение, как правило, предназначены для использования в течение нескольких лет. С другой стороны, корпоративные информационные системы были разработаны в соответствии с основной бухгалтерской и финансовой логикой. Они структурированы вокруг общего учета, с интегрированными пакетами программного обеспечения для управления, и уже давно игнорируют экстра-финансовые критерии устойчивого развития. Редакторы ERP, предлагающие нормативные требования, предлагают.

Читайте также:  Нужен фитнес браслет для измерения давления

Текущие инициативы по применению принципов устойчивого развития в области информатики чаще всего касаются самого оборудования (рециркуляция и потребление электроэнергии). Существует международная сертификация оборудования, сертификация TCO, а также европейская директива по опасным веществам, директива RoHS. Green IT фокусируется главным образом на передовой практике в области компьютерной техники.

Более принципиально устойчивое развитие ставит новые задачи: справляться с повышенными знаниями, управлять новыми отношениями с клиентами и выполнять все более сложные правила. Для этого необходимо реструктурировать информационные системы в соответствии с новой архитектурой: устойчивой информационной системой, объединяющей управление справочными данными (MDM), систему управления бизнес-правилами (BRMS) и бизнес-процесс управления технологическими процессами (BPM).

Применение добродетельных бизнес-процессов для устойчивого развития ставит проблему совместного использования экологической и социальной информации между компаниями и государственными администрациями, а также их заинтересованными сторонами. Что касается приложения к самому экологическому компоненту, мы говорим об экоинформатике (американцы используют термин Green IT 2.0).

Существующие информационные системы очень неоднородны и часто не предназначены для управления социальной информацией. Таким образом, требования устойчивого развития требуют структурирования информации, полезной для управления соответствующими программами, и, в частности, для управления данными и структурирования сетей компетенций. Соединенное Королевство создало государственное регулирование экологической информации. Франция берет на себя действие закона о новых экономических нормах, регулирующих экономику. В целом, устойчивое развитие ставит задачу управления большим количеством неструктурированной информации; для этого возникло несколько методов: семантические веб-методы, основанные на онтологиях и метаданных; инженерно-технические проекты; wiki, таких как энциклопедия Ekopedia, или Wikia Green.

Еще одна важная проблема заключается в том, чтобы узнать, каковы последствия гонки для вычисления мощности по экологическим вопросам, и если знаменитый закон Мура действительно актуальен в долгосрочной перспективе. Можно видеть, что компьютеры и программное обеспечение, как правило, имеют большой размер в зависимости от потребностей и что постоянное прибытие новых версий аппаратного и программного обеспечения приводит к уменьшению периода амортизации оборудования, что приводит к образованию отходов.

Конвергенция между Интернетом и устойчивым развитием является предметом обсуждения форума TIC21. Ассоциация ADOME (Ассоциация по разработке мультимедийных инструментов, применяемых к окружающей среде) разработала поисковую систему для устойчивого развития Ecobase 21, состоящую из 70 000 ссылок.

связь
С введением в 2002 году программ устойчивого развития в компаниях и повесток дня 21 в местных и региональных органах вопрос «коммуникация по устойчивому развитию» появился с 2002 года. Другими словами, как повысить осведомленность об устойчивом развитии, привлечь специалистов и иногда убеждать в решении производители?

Этот вопрос частично нашел свой ответ в создании отдела устойчивого развития, который теперь рассматривается как стратегическое положение в компании. Ассоциация юристов 1901 года, Устойчивое развитие колледжа директоров (C3D), помогает изменить функции менеджера устойчивого развития.

Несколько других треков и ответов даются профессионалами:

«Нет чудо-общения, но работа по продолжительности». Кроме того, желательно: «вовлекать ассоциации, физически привлекать граждан (праздничные мероприятия, гражданские комитеты, свидетельства и т. Д.), А также действовать более эмоционально, потому что мы часто лучше убеждаемся с праздничными событиями в качестве научных аргументов ». Что касается экопродукции и эко-услуг, то сообщение должно «одновременно включать экологический / социальный аспект и обещания эго (быть в лучшем состоянии здоровья, иметь красивую кожу и т. Д.)», Под страхом не убеждать, а не продажи.
«Мы переходим от логики соответствия логике инноваций», объясняет Мишель Риос
Послепродажное обслуживание
Внедрение подхода к устойчивому развитию в области послепродажного обслуживания обычно приводит к политике восстановления продуктов, которая может позволить компании сохранить своих клиентов и избежать запланированного устаревания, источника высоких экономических и экологических издержек.

Критика концепции
Термин «устойчивое развитие» подвергся критике за его неопределенность. Люк Ферри пишет: «Я знаю, что выражение – это сложность, но я считаю это настолько абсурдным или, скорее, настолько расплывчатым, что в нем ничего не сказано. (…), который хотел бы умолять о« несостоятельном развитии »! ! […] Выражение поет больше, чем говорит ».

Концепция встречает критиков на многих уровнях. Таким образом, Джон Баден считает, что концепция устойчивого развития опасна, поскольку ведет к мерам по неизвестным и потенциально опасным последствиям. Он пишет: «В экономике, как и в экологии, царит взаимозависимость. Изолированные действия невозможны. Недостаточно продуманная политика приведет к множеству порочных и нежелательных последствий как в экологическом, так и в экономическом плане. В отличие от этого понятия, он защищает эффективность по словам Бадена, «улучшение качества окружающей среды зависит от рыночной экономики и наличия законных и гарантированных прав собственности». Это помогает поддерживать эффективное осуществление индивидуальной ответственности и разработать механизмы стимулирования для защиты окружающей среды. В этом контексте государство может «создать структуру, которая побуждает людей лучше сохранять окружающую среду», путем содействия созданию фондов, посвященных охране окружающей среды ».

Некоторые авторы опасаются отклонения от моделей замещения с низкой устойчивостью, которые признают, что природный капитал заменяется столицей человеческого знания. Например, американские экономисты Пирс и Тернер утверждают в 1990 году, что деградация природного капитала является необратимой, подчеркивая, что способность окружающей среды поглощать загрязнение ограничена.

Другие авторы, такие как Пол Экинс в 2003 году, принадлежащие к нынешней экологической экономике, подчеркивают незаменимую природу некоторых природных ресурсов, что делает природный капитал не подлежащим замене.

Устойчивое развитие также подвергается критике за то, что он может быть только инструментом северных стран против развивающихся стран: географ третьего мира Сильви Брунель считает, что идеи устойчивого развития могут служить экраном против протекционистских идей стран Севера предотвратить развитие через торговлю на Юге. Для Сильви Брунель устойчивое развитие «узаконивает ряд препятствий для входа». Предлагая предлог для протекционизма развитых стран, «чувство устойчивого развития состоит в том, что оно прекрасно служит капитализму».

Некоторые авторы осуждают религиозное или иррациональное измерение устойчивого развития. Сильви Брунель говорит о «методе маркетинга, достойном великих проповедников», и поэтому подчеркивает на конференции «Рождение религии: устойчивое развитие», что «устойчивое развитие является продуктом последней глобализации и всех опасений, которые она может привести». Клод Аллегреит – религия природы, которая забыла, что главной заботой должен быть человек: «Экологическая мельница, к сожалению, усилила слово« устойчивое »и стерла слово« развитие »на протяжении многих лет. года. Мы претендуем на это в полном соответствии с этим требованием. Это не потому, что мы защищаем природу, что мы можем оставить культуру в стороне ».

Другие мыслители все еще подчеркивают потенциальные угрозы отдельным свободам, которые могут представлять идеи на основе устойчивого развития. Философ Люк Ферри видел, например, идеи Ганса Джонаса, потенциально тоталитарные идеи, и подчеркивает риски устойчивого развития в этом отношении. Этот страх также разделяют многие либералы: «Окружающая среда может быть предлогом для дальнейшего увеличения мощности и опасных дрейфов со стороны самых голодных людей. Даже самые благие намерения люди вряд ли смогут справиться с огромные полномочия, которые некоторые экологи хотели бы видеть опекунами экологически корректных ».

Сторонники деградации считают, что термин устойчивое развитие является оксюмороном, потому что природные ресурсы конечны, а слово «развитие» предполагает, по их мнению, все более важную эксплуатацию, даже бесконечную, из этих ресурсов. Таким образом, Серж Латуш, с экономической точки зрения, или Жан-Кристоф Матиас, с философско-правового угла, критикует эту концепцию. В статье «Политика Кассандры» Жан-Кристоф Матиас считает, что концепция устойчивого развития «шизофренична», потому что она предлагает решать экологические проблемы тем, что, по его словам, является происхождением, а именно непрерывным экономическим ростом. Он считает, что устойчивое развитие, а также принцип предосторожности не адаптированы к активной политике защиты природы, поскольку он отдает приоритет экономике по социальным и экологическим вопросам. Серж Латуш, со своей стороны, задает вопросы различным наименованиям концепции, а именно устойчивому развитию, устойчивому или терпимому, и приходит к выводу, что развитие будет проблематичным из-за конечности планеты. Он предлагает выйти из «экономики» и организовать распад.

Другие критики считают, что трех измерений – экологических, социальных и экономических – недостаточно, чтобы отразить сложность современного общества. Например, в 2010 году Объединенные города и местные органы власти (ОГМВ) одобрили декларацию «Культура: четвертый столп развития», результат работы, проведенной в рамках Повестки дня на XXI век для культуры.

Наконец, классическое определение устойчивого развития Комиссии Брундтланд (1987) может быть устаревшим для некоторых. Действительно, уже не вопрос о том, чтобы, как и в 1980-х годах, стремиться к удовлетворению отдаленных потребностей будущих поколений. Это текущее удовлетворение потребностей, которые в настоящее время находятся под угрозой из-за экологических и социальных кризисов, стоящих перед XXI веком. Согласно этой критике, это уже не вопрос предвосхищения проблем, а их решения. Устойчивое развитие могло бы затем уступить место понятию «желательного развития», которое объединяет все экономически жизнеспособные решения экологических и социальных проблем, стоящих перед планетой. Этот новый способ развития, фактор экономического роста и рабочих мест, будет настоящей «зеленой экономикой», основанной на экономике социальной и солидарности, экодизайне, биоразлагаемости, биореализации, дематериализации, повторном использовании и ремонте. – рециркуляция, возобновляемые источники энергии, справедливая торговля или перемещение.

Источник