Меню

Сравнение идеала с действительностью



«В сравнении»: Что такое идеал? Версии Канта и Гегеля.

Слово «идеал» в обыденном его употреблении ассоциируется с чем-то совершенным и безупречным. При этом мало кто способен назвать точные характеристики идеала и определить его строго. Concepture предлагает ознакомиться с попытками двух выдающихся философов, Канта и Гегеля, выполнить эту непростую задачу.

Идеал как отсутствие противоречий

Кант связывал наличие идеала с наличием внутренней цели. То есть, не имеют идеала как явления без цели (например, природа), так и явления, чья цель находится вне их самих (например, орудия труда). Согласно Канту, единственным из всех известных нам явлений, действующих по внутренней целесообразности, является человек. Отсюда следует определение человека Кантом как существа, способного к целеполагающей деятельности. Способность свободно ставить себе цель и достигать ее напрямую связана с разумом. Именно поэтому идеал отсутствуют и у животных, несмотря на то, что они также обладают внутренней целесообразностью. В них однако эта целесообразность осуществляется без сознания и воли, лишь инстинктивно.

Идеал, по Канту, есть представление об итоговом совершенстве отдельного человека и человеческого рода вообще. Таким образом, идеал основан на осознании того, что человек есть самоцель собственной деятельности, и ни в коем случае не средство для кого-то или для чего-то.

Признаком осуществления идеала Кант считает полное преодоление всех противоречий между человеком и обществом, всеобщим и единичным, целым и частью, интеллигибельным и эмпирическим, долгом и чувством.

Идеал как априорный принцип

Несмотря на то, что сам Кант полагал идеал теоретически пошагово реализуемым на пути прогресса, в действительности история показывала обратную картину, превращая таким образом идеал в кантовском понимании в некий недостижимый горизонт, который все время отодвигается в будущее по мере приближения к нему. Как отмечал Ильенков, «между каждой наличной, данной ступенью совершенствования человеческого рода и идеалом всегда лежит бесконечность – бесконечность эмпирического многообразия явлений в пространстве и времени».

Проблема невозможности преодоления противоречий (которая одновременно означала проблему невозможности осуществления идеала), привела Канта к формулированию его знаменитых антиномий, которые он анализирует в «Критике чистого разума» и в «Критике практического разума». По Канту, эти антиномии – своеобразные индикаторы вечной незавершенности познания и нравственной сферы, и потому ни теоретический, ни практический идеал невозможно дать в виде образа – в виде чувственно созерцаемой картины совершенного состояния. Кант пишет: «в науке это было бы претензией на изображение «вещи-в-себе», а в практическом разуме – на изображение Бога».

Поскольку ни «вещь-в-себе», ни Бога нельзя чувственно представить, их можно мыслить только как априорные формы познавательной и практической деятельности, то есть, как условия возможности науки и морали.

Учитывая неодолимость антиномий, Кант, в конце концов, решает проблему определения идеала, сводя последний к имматериальным постулатам. В теоретическом разуме идеал действует как постулат «запрета противоречия». В практическом разуме идеал действует как постулат «категорического императива». При этом Кант признает, что эти постулаты никогда не могут быть реализованы в реальной деятельности человека. Они действуют лишь как априорно принимаемые регулятивные принципы деятельности.

Однако помимо сферы познания и практики, разума и этики, Кант выделяют еще одну принципиальную область человеческой деятельности – искусство, то есть, сферу эстетики. И здесь-то, утверждает Кант, идеал может быть дан как непосредственно созерцаемый образ. Это становится возможным благодаря способности искусства соединять (примирять) всеобщее и единичное, должное и сущее, типичное и характеристичное.

Идеал как единство противоречий

Но как известно, искусство в наименьшей степени способно определять вектор развития общества, по большей части являясь лишь отражением существующих нравов и умонастроений. Поэтому осознав созерцательную бессильность идеала в искусстве и безжизненную абстрактность категорического императива перед лицом эмпирических условий его осуществления, Гегель попытался найти иной путь решения проблемы теоретического обоснования идеала. И начал он с того, что дезавуировал кантовскую теорию «чистого разума», основанную на регулятивном запрете противоречия. По Канту, запрет противоречия – должное, а наличие необходимо возникающего противоречия – сущее. Гегель же подвергает критике кантовское обязательство неосуществимое должное почитать за непререкаемый закон.

По Гегелю, разумнее исходить из реальной (наличной) формы человеческой деятельности. Поэтому он разрушает оба постулата кантовской философии (запрет противоречия и категорический императив) с позиции историзма. История показывает, что вовсе не запрет противоречия был тем идеалом, к которому изначально стремилось человечество. Напротив, именно противоречие всегда было движущей силой развития. Поэтому формой и законом развития человека и общества Гегель называет само противоречие, а не его запрет. Через категорию «противоречия» Гегель снимает кантовскую дуальность ноумена и феномена. Гегель понимает противоречие как имманентную форму постижения «вещи-в-себе».

Действительный идеал науки, по Гегелю, это понимание вещи в себе как единства противоположностей, как живого развивающегося процесса, снимающего силой противоречия все «конечные», зафиксированные свои состояния. Поэтому идеал в понимании Гегеля – это вечное, никогда не завершаемое обновление духовной культуры человечества, происходящее через выявление противоречия в составе наличной стадии знания и нравственности и через разрешение этого противоречия – в рождении новой стадии, в свою очередь чреватой противоречием и потому также подлежащей снятию.

Недостатки идеалистического понимания идеала

Внеся значительный вклад в развитие кантовской мысли, философия Гегеля, тем не менее, по преимуществу оставалась системой объективного идеализма, что накладывало неизбежные ограничения на понимание сущности идеала. Так, по Гегелю, идеал в его чистом виде представал перед человеком не в образах искусства и не в образе идеального общественного строя, а только в виде системы диалектически развивающихся категорий. Всё же остальное – искусство, политика, история, промышленность, словом, все то, что составляет предметное тело цивилизации, – есть только побочный продукт, издержки производства чистой логики, сами по себе не имеющие значения.

Читайте также:  Электроника 75ас 065 сравнение

Другими словами, общество и природу Гегель выводил из мышления, а не наоборот, как это впоследствии сделал Маркс. Гегелевское утверждение о том, что в основе всего лежит Абсолютный Дух, понимаемый им как мыслящая саму себя субстанция, в сущности означало тождество онтологии и диалектической логики. Этот факт позволил позже Энгельсу иронично заметить, что и «овёс растёт по Гегелю». А Маркс прямо говорил, что «гегелевская диалектика стоит на голове, а надо поставить ее на ноги, чтобы вскрыть под мистической оболочкой рациональное зерно».

Основная линия мысли немецкой классической философии так или иначе восходит к традиции платонизма. Как писал Уайтхед: «вся история западноевропейской философии есть комментарий на полях Платона». У самого Платона идеал определяется как «универсальный, общезначимый образ (схема) всеобщей нормы той культуры, внутри которой просыпается к сознательной жизни отдельный для себя закон своей собственной жизнедеятельности».

Затруднение состоит в том, что Платон помещает этот универсальный образ (эйдос) в трансцендентное измерение, составляющее сверхприродный слой бытия, своего рода умный, интеллигибельный космос, который возвышается над космосом материальным и тем более над человеком и обществом как некий образец и одновременно цель развития. Доступ к этому миру эйдосов, то есть, к пространству идеала, по Платону, лежит исключительно в созерцании. То есть, в платонизме существование идеала предшествует существованию человека и общественной практики. Спустя столетия эту же схему воспроизвел Гегель, заменив неподвижный (статичный) мир эйдосов на динамическую деятельность Абсолютного Духа.

Идеал как форма человеческой деятельности

Впоследствии Ильенков, производя критическую ревизию платоновского понимания идеала, отмечал, что «идеал – это не только надкосмическая норма мироздания, это и норма бытовой человеческой культуры, и грамматически-синтаксическая норма языка, на котором человек говорит, и законы государства, в котором он родился, и нормы мышления о вещах окружающего его с детства мира».

Тем, кто прервал идеалистически-спекулятивную линию платоновской традиции был Маркс. У Маркса трактовка идеала обретает последовательно рассмотренные материалистические черты. Он помещает идеал в социальную онтологию и определяет его как продукт общественных отношений. Идеал, по Марксу, «это форма вещи, существующая вне этой вещи именно в деятельности человека как форма этой деятельности». Таков формальный аспект марксистского определения идеала. Если же говорить о его содержательной стороне, можно сказать, что идеалом Маркс считал всесторонне-гармоническое развитие свободной личности.

У Маркса деятельность человека, взятая в имманентном ей социальном ключе, предшествует возникновению идеала, и потому идеал является лишь как форма продукта этой деятельности. Идеал, по Марксу, всегда отклоняется от абстрактно-всеобщего теоретического норматива. Потому что марксистское понимание идеала предполагает учет его отношения к действительному развитию общества, осуществимость идеала в его адекватности наличному состоянию социального развития.

Другими словами, отклонение реального идеала от теоретического норматива и есть единственно возможная форма и способ реализации всеобщего идеала. Это и есть сам идеал, скорректированный условиями места и времени, характером материала, в котором он осуществляется, особенностями личности и прочими факторами объективного исторически-относительного порядка. Такое отклонение ни в коем случае не означает отказ от идеала, признание его неосуществимости. Наоборот, только полный учет конкретных условий места и времени позволяет осуществить через деятельность теоретически выверенный идеал.

Таким образом, через социальную онтологию деятельности преодолевается «эфемерность» кантовско-гегелевского идеала, который у них остается неосуществимым благим намерением, разбивающимся при первом столкновении с несовершенной эмпирической реальностью.

Подводя итог, можно сказать, что сквозь призму деятельностного подхода, идеал, можно опредеелить как активную (деятельную) форму общественного сознания, организующую множество индивидуальных сознаний вокруг решения одной насущной проблемы (вызова времени, повестки дня и т.д.).

Возможно вы не знали:

Антиномии – термин кантовской философии, обозначающий состояние раздвоенности чистого разума, а также противоречие его законов, равнодоказуемых положений.

«Вещь-в-себе» – одно из центральных понятий гносеологии, а затем и этики Канта. Данное понятие, обозначающее вещи как они существуют вне нас, сами по себе (в себе), в отличие от того, какими они являются «для нас».

Абсолютный Дух – в философской системе Гегеля заключительное звено развития духа, реализующее самосознание абсолютной идеи. Пройдя этапы субъективного духа и объективного духа, дух восходит к абсолютному знанию.

Рекомендуем прочесть:

1. Э. Ильенков – «Диалектика идеального».

2. Э. Ильенков – «Об идолах и идеалах».

Источник

Нравственный идеал и его соотношение с действительностью

Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

Тема: Нравственный идеал и его соотношение с действительностью.

ГАРАНИНА ВАЛЕРИЯ ИВАНОВИЧА

ФОРМА ОБУЧЕНИЯ: ЭКСТЕРНАТ

2. НРАВСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ И КУЛЬТУРА……………………….6

3.ЭТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ ГПС МЧС РОССИИ……………………………………………………………. 12

Сейчас мир находится в совершенно иных условиях развития, нежели в начале XX века. Возникновение новых средств коммуникации привело к формированию идей глобализации, создания единого мирового сообщества, и это должно коснуться всех сфер жизни человека. Экономические процессы уже давно стремятся к единообразию. Сфера политики также может, путем создания международных организаций, прийти к единому целому. Культура же различных регионов — это та сфера, которую очень тяжело и, можно сказать, практически невозможно привести к единому образцу. И в меняющихся условиях очень важно изучать культуры отдельных народов, а именно их духовные основы, так как только это может помочь прийти к взаимопониманию между народами.
Особенно важно изучать духовную культуру сейчас, в начале XXI века, ещё и потому, что большинством исследователей отмечается упадок нравственности, засилье духовной пустоты, о чём предупреждали классики философской мысли (О. Шпенглер, П. Сорокин, Н. Бердяев), говоря о «закате культуры» и рождении бездуховной, неэтнической цивилизации. Это связано с созданием, так называемого общества потребления, «визуализацией» культуры, когда большее значение имеет зрительный образ, именно так человек получает сейчас основную долю информации. И такое понятие как «интеллектуальная мода» в настоящее

Читайте также:  Презентация урока русского языка 6 класс степени сравнения прилагательных

время диктует обращение к проблемам нравственного идеала, к истокам русской духовности и поиску путей преодоления кризиса нравственных ценностей, свойственному современному российскому обществу. Оно оказалось в ситуации, когда старые нормы и ценности разрушены, а новые не вступили в действие. Именно поэтому большинство современных исследователей опасается, что русская культура, вследствие усвоения чуждых ей норм и ценностей, может утратить свою самобытность, и ставит вопрос об актуальности проблемы изучения нравственных основ русской культуры и её нравственного идеала. Эта значимость связана также и с тем, что наблюдается определённая прерывистость в развитии русской философской и этической мысли, обусловленной самой русской историей XX века. Кроме того, необходимо учитывать, что при рассмотрении вопросов русской культуры и нравственности не уделялось должного внимания изучению народной системы нравственности в различных формах её бытования. Однако именно это позволит выявить основания русской культуры на уровне ментальности и мировоззрения.
Рассмотрение нравственного идеала русской культуры и поиск форм, которые будут способствовать его сохранению и распространению свойственных ему нравственных норм — вот та задача, решение которой находится в центре нашего внимания. Значимость этого ракурса подтверждается обсуждением вопроса о создании системы нравственного

воспитания в современной российской школе. Проблема сохранения духовных традиций, нравственного идеала русской культуры нашла своё отражение и при создании «Основ социальной концепции Русской православной церкви».

НРАВСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ И КУЛЬТУРА

Понятие «нравственного идеала» в его историческом развитии
мораль является непременной составляющей духовной культуры, которая, в свою очередь, отражается в событиях повседневности, произведениях искусства, религиозных и научных трудах. При рассмотрении этого положения важно прийти к понятию «нравственный идеал». Идеал — это:
1) наиболее общее, универсальное и абсолютное нравственное представление о благом и должном;
2) образ совершенства в отношениях между людьми;
3) высший образец (безусловный) нравственной личности. Философский словарь даёт следующее определение нравственного идеала
— это представления о нравственном совершенстве, чаще всего выражающиеся в образе личности, воплотившие такие моральные качества, которые могут служить высшим моральным образцом.

При рассмотрении нравственных систем особенно важно понять соотношение в них действительности и идеала. К этой точке зрения показательны два исторически сложившихся подхода — натуралистический и трансцендентальный. В рамках натуралистического подхода можно выделить три трактовки понятия «идеала»:
1) рассматривает идеал как результат обобщения и абсолютизации в культуре того, что составляет предмет потребностей человека;

2) идеал — это результат обобщения норм и правил или отвлечения этого содержания от конкретных задач действия (таким образом, понятие «идеал» сближается с нормой поведения);
3) идеал представляется как вытекающие из социальной или индивидуальной действительности требование или ценность, раскрывающие перед человеком более обширные перспективы (идеал сохраняет образ совершенства). Но: идеал здесь сводится к ценностной ориентации или поведенческой установке, лишается универсальных и абсолютных характеристик.

В рамках трансцендентального подхода идеал трактуется как существующий вне зависимости от реальности и даётся человеку непосредственно в его нравственном опыте, что входит в противоречие с реальностью, должным и фактами. Данный подход характерен для русской религиозной философии, что нашло своё отражение в трудах И.А. Ильина, Н.А. Бердяева, И.О. Лосского, которые создают свою религиозную систему, но опираясь на факты, приводят всё же идеальные проявления религиозного подвига или общинной жизни.

Однако следует заметить, что вопрос о происхождении идеала до сих пор остаётся не выясненным. Но от идеала зависит определение

содержания добра и зла, должного, правильного и неправильного и так далее и тому подобное, что находит отражение в культуре.

Понятие нравственного идеала начало выделяться очень рано. Неявно оно существовало уже в первобытную эпоху. Исследования первобытной культуры и верований обращают каше внимание на такие характерные особенности, как антропоморфизм, анимистические воззрения, различные виды магии, тотемизм, система запретов и ограничений, ритуалы и обряды, мифология.

Общепризнанно, что организационным и нормативным принципом первобытного общества выступают кровнородственные отношения. Структура общества в целом совпадает с системой родства. Антиномия «свои — чужие» задает бинарные оппозиции при рассмотрении понятий окружающего мира в первобытном обществе. Эти оппозиции являются, также как и аналогии, ассоциации, создаваемые одновременностью событий, причинами, способствующими неверному отображению событий.

Читайте также:  Достаточные признаки сходимости даламбера коши сравнения

Человеческие способности и умысел проецируются на правду, что порождает неразличение практически-целесообразных и магических действий.

Нормативная регуляция имеет институциональный характер, моральная норма первоначально тождественна обычной норме, не

выделяется в синкретичной регуляции поведения, не подвергается абстрактному анализу, она является общезначимой в условиях родовой демократии. Моральная норма в условиях первобытности не выступает как абстрактный императив и инструмент морализирования, она предполагает и оставляет свободу выбора, поддерживается институционально, а в патриархальном обществе уже защищена личным авторитетом, подтверждается к исполнению методами принуждения и наказания. Особо выделяется система запретов (табу), которые формируют сознание и волю индивидов. Наиболее полным в данном качестве предстаёт словарь родственных отношений, орудий деятельности и предметного окружения, например утвари и объектов охоты.

Первичной социальной регламентацией позднего родового строя является обычай талиона, или принцип равного воздаяния, кровной мести, в котором отражаются коллективная ответственность и архаические представления о справедливости. Архаичная нравственность лишь отвечает характеру приспособления рода к природным условиям. Социальная регуляция характеризуется синкретичностью обычаев, норм, представлений, стереотипов. Табу, ритуал и миф — вот те средства нормативной регуляции, которые выражают составляющие нравственного идеала. Но они е способствуют нравственной рефлексии, они, скорее, выступают в качестве организаторов жизни общества и имеют

практическое значение. Таким образом, мы можем говорить о том, что в первобытную эпоху моральное сознание находится лишь на стадии формирования.

Следующей по времени возникновения формой существования нравственного идеала являются древнейшие своды законов, которые представляют в своей основе обобщение и итоговую запись обычного права. Кодексы обычного права фиксируют юридические, религиозные и этические нормы, регулирующие имущественные, семейные, культовые, общественные отношения. В сферу анонсированных требований и предписаний заключены наиболее популярные общинные идеал и нормы, а также политические идеи, укрепляющие позиции классового общества.

Древнейшее законодательство опиралось на этические представления родовой эпохи. Общинное сознание оценивало эти законы как важнейший механизм, соединяющий в религиозном сознании естественное право как торжественное слово, заверение в том, что отныне закон космической правды-справедливости будет повсюду соблюдаться. Именно тогда формируются представления об идеальном правителе, имеющего божественное происхождение и являющегося защитником обездоленных, справедливым судьёй. Сильны представления о правде-справедливости, поэтому любое отклонение от них осуждается. Но религиозные и

этические нормы этой эпохи, с точки зрения основания выполнения, имеют в своей основе идею возмездия, а не добровольного выполнения.

Древнейшие своды законов, таким образом, обеспечивали строительство государства, это такие своды законов как — законы Хаммурапи, законы Ману, надписи Ашоки и Тора, или Пятикнижие Моисея.

Таким образом, древнейшие кодексы представляют собой запись норм обычного права, они более ориентированы на ценности строящегося государства, а не на приоритет нравственных требований, моральных чувств, нравственной справедливости, милосердия. Древнейшие кодексы содержат основные культурообразующие нормы (не убий, не укради и так далее). С ними обращаются как с некоторой сверхъестественной данностью. А не человеческим изобретением. Эти нормы опираются на систему принуждений и наказаний, но эти нормы призваны воспрепятствовать моральному разложению, несправедливости, социально-этическому беззаконию и эгоизму.

ЭТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ ГПС МЧС РОССИИ

Важным звеном подготовки специалистов ГПС является духовно-нравственное воспитание, которое оказывает благотворное влияние на вы­работку жизненно значимых перспектив, связанных с подготовкой высо­копрофессиональных специалистов, решающих одну из главных и акту­альных задач — спасение попавших в чрезвычайную ситуацию. И эта зада­ча может успешно решаться лишь людьми, обладающими не только глубо­кими профессиональными знаниями, но и высоким интеллектом, и богатой духовностью.

Процесс духовно-нравственного воспитания основывается на преем­ственности поколений. Этот многоаспектный процесс может быть рас­смотрен и как глобальная преемственность цивилизаций, и как взаимодей­ствие родителей и детей, в котором родители ответственны за духовное развитие ребенка, и как передача опыта в социальной жизни, одной из сфер которой является образование. Общеизвестно, что одной из задач пе­дагогической деятельности является передача накопленного опыта подрас­тающему поколению. В этом процессе огромную роль играет сила примера.

В этой связи можно также обратиться к многовековому опыту Рус­ской Православной Церкви — хранительнице духовых ценностей нации, ведь для истинно русского человека проблема нравственного воспитания

(являвшаяся всегда одной из основных философско-этических проблем, непосредственно касающейся жизни каждого человека и общества в це­лом), несомненно, связана с идеалом христианским, на который оказали влияние особенности русского национального духа. Издревле источником нравственного идеала являлись книги Священного Писания.

В настоящее время приоритет материальных ценностей искажает сущность нравственного идеала, разрушает иерархию воспитания и обра­зования (зачастую образование занимает главенствующую роль по отно­шению к нравственному воспитанию).

Однако развитие современного общества предполагает наличие воз­вышенной цели, идеала, поиск которых является постоянным и усиливает­ся в периоды кризиса моральных ценностей, поэтому нам необходимо об­ратиться также к истокам православной педагогики, сосредоточить внима­ние на духовно-нравственных традициях образования и воспитания, что, конечно же, связано с восстановлением традиций и уклада жизни русского народа.

Таким образом, возрождение нравственности должно стать неотъемлемой частью современной педагогики в формировании духовно-нравственного и культурно-эстетического потенциала сотрудника МЧС России.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Философский словарь. //М.: Политиздат, 1987. — С. 153 — 154.

2. Кондрашов В.А. Этика. Эстетика. М., 2000.

3. Иванов В.Г. История этики Древнего мира. СПб., 1997.

Источник