Меню

Сравнить человек как система



Человек как система

К пониманию целостности человека можно приблизиться с помощью

системного подхода. Система представляет собой совокупность элементов и

связей между ними, функционирующих как единое целое и имеющих единую

С помощью системного подхода наиболее глубоко проанализирован

биологический уровень человека. Как биосистема организм имеет следующие

1. Способность к сохранению индивидуального существования за счет

самоорганизации. К проявлениям самоорганизации, прежде всего, относятся

способность к самообновлению. Это качество связано с постоянным взаимным

обменом организма с окружающей средой веществом, энергией и

информацией. Организм – это система открытого типа. В процессе

самообновления биосистема поддерживает свою упорядоченность, которое

выражается в гомеостазе. Непрерывность обмена со средой обеспечивает

динамическую устойчивость системы, т.е. сохранение ее в движении.

Нарушение этого движения вызывает заболевания.

Вторым проявлением самоорганизации является способность системы к

саморегулированию. Она основана на взаимонаправленности информационных

потоков между элементами. Особая роль при этом принадлежит обратным

связям, информирующим регуляторные структуры о результате полезного

действия элементов-исполнителей. Обратные связи могут быть

отрицательными (тормозящими, стабилизирующими) и положительными

(стимулирующими), обеспечивающими развитие системы либо (в условиях

патологии) ее разрушение.

Третьим проявлением самоорганизации биосистемы является способность

к самовосстановлению. Это качество обусловлено регенерацией, а также

наличием множественных параллельных регуляторных влияний в организме на

всех уровнях ее организации. Компенсация недостаточных функций за счет

этих параллелей позволяет выжить организму в условиях повреждения, степень

компенсации при этом отражает уровень жизнеспособности.

2. Способность к саморазвитию. Известно, что онтогенез является

генетически запрограммированным. Одна генетическая программа закономерно

сменяет другую, будучи подготовлена ею. Обеспечивая это в биосистеме

главным образом положительными связями. При рассмотрении надсистемных

аспектов этого феномена, следует учитывать асимметрию пространства живой

системы (правизна-левизна). Поскольку пространство и время связаны, то и

время жизни является асимметричным и течет только в одном направлении.

Это универсальное свойство биожизни проявляется закономерно в старении и

3. Самовоспроизведение. Реализация этого свойства, обслуживающего

интересы вида, основывается на передаче потока генетической информации

следующим поколениям организмов.

2. Здоровье – соматическое и психическое.

Здоровье– это гармония, внутрисистемный порядок, обеспечивающий

такой уровень энергетического потенциала, который позволяет человеку

хорошо чувствовать себя и оптимально выполнять биологические и социальные

На соматическом уровне наиболее изученными механизмами

происхождения здоровья (саногенез) являются регенерация, физическая

адаптация и компенсация. Пластические проявления всех этих механизмов

(накопление массы тканей, их обновление либо восстановление целостности

после повреждения, формирование структурного следа адаптации в виде

гипертрофии и гиперплазии органов, испытывающих нагрузку, развитие

компенсаторной гипертрофии) в основе своей связаны с регенеративным

потенциалом тканей. Потенциал этот зависит от возраста и имеет различную

величину в различных тканях. Различия эти с особенностями регуляторных

влияний, представленных инсулиноподобными факторами роста, БАВ,

Регенерация, адаптация и компенсация обеспечивают индивидуальное

здоровье в основном за счет влияния на формообразовательный процесс,

восстанавливают форму тела, приспосабливают ее к нагрузкам в

физиологических условиях (адаптация) и при развитии болезни (компенсация).

Психическое здоровье, наряду с физическим (соматическим), является

составляющей общего здоровья.

Психическое здоровье ассоциируется с потребностью самореализации как

личности, т.е. обеспечивает ту сферу жизни, которую мы называем социальной.

Человек реализует себя в обществе только в том случае, если он имеет

достаточный уровень психической энергии, определяющей его

работоспособность, и в то же время достаточную пластичность, гармоничность

психики, позволяющую адаптироваться к обществу, быть адекватным его

Любое нарушение психического здоровья (по аналогии с физическим)

связано, с одной стороны, с врожденными особенностями психики, с другой – с

воздействующими в процессе жизни факторами – чрезмерными психическими

нагрузками и психотравмами. И то, и другое может обусловливать низкий

уровень психической энергии и, следовательно, низкую работоспособность.

Развитие многих соматических и психических заболеваний связано с

негативным воздействием факторов окружающей среды. Эти факторы

называют факторами риска. К факторам риска относятся:

— патофизиологические и биохимические,

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Свобода лучше несвободы?

Часть 1. Человек как система

Глава 1. Что такое система

Введение

Жизнь человека — явление системное. Все связано со всем, все влияет на все.

Законы, по которым живут сложные системы, фундаментальны в той же мере, что и законы физики. Система — особая форма бытия материи. Когда элементы объединяются в систему, возникает нечто новое, и у этого нового возникают свойства, которых не было и не могло быть у отдельных элементов. Независимо от их физической природы. Человек и общество, семья и биоценоз подчиняются одним и тем же закономерностям. Которые не очевидны и не доступны «здравому смыслу». Научное их изучение началось недавно (ссылки на некоторые материалы). Чтобы адекватно осмыслить иную форму бытия материи («движения материи», по классикам марксизма-ленинизма), приходится формировать иное, системное мышление. Бытовая логика не приложима к системам.

Мы строим свою жизнь, и создаем ее системно, осознаем это или нет, желаем или не желаем. Принимаем свои решения, участвуем в жизни других людей. И нередко с лихой беспардонностью вмешиваемся в чужую судьбу. Особенно тяжко достается близким. Наша разрушительная мощь — в одержимости той или другой примитивной идеей о том, как надо жить; во фрагментарности нашего мышления. Но: «бойтесь единственно только того, кто скажет: я знаю, как надо». Мишень наших усилий — человек. Человек системен. И отвечает по законам системности. Если мы их не понимаем, не чувствуем интуитивно, то мы стараемся — а в результате «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Вот пример того, как мы, одержимые своими «правильными» пониманиями, не учитывая мало-мальски отдаленных последствий, представляя человек как механическую куклу, своими благими намерениями мостим дорогу в ад. Ситуация, которая рутинно выявляется у многих невротиков и зависимых. Властная, жесткая мама. На работе она большой начальник. Ей кажется, что чем жестче власть, тем предсказуемее результат, тем в большей мере все под контролем. И дома она претворяет ту же идею. Жестко требует от сына поведения, которое представляется ей правильным. Никакого хаоса! Никаких вольностей!

До какого-то возраста все идет, как задумано. Ребенок послушен, не прекословит и хорошо учится. А потом все как бы неожиданно изменяется. Объект стараний, сын, начинает выбирать , как реагировать на маму. Выборы могут быть разными.

Один из выборов: коль за него все решено мамой, то нечего и рыпаться — и он станет безвольным, безынициативным человеком. Пойдет в институт, куда указала мама, женится, на ком сказала мама, и кое-как проживет жизнь, указанную мамой. По сути, мамину жизнь. Без особого удовольствия, но как-нибудь просуществует. Скорее всего, будет невротиком.

Возможно, он проникнется мамиными убеждениями, повторит ее.

А может быть, он запротестует — он захочет определять свою жизнь сам. И начнет ускользать от ее влияния. Либо дерзко — нарушая порядок, хулиганя, бросая школу, открыто конфликтуя с мамой. Взбунтуется и начнет делать все наоборот. Эти придурки взрослые, этот отстой, бухтят, что наркотики — это плохо. Значит, надо попробовать наркотики. Они говорят, что нечего гулять ночью — я буду. И в этом противостоянии он может стать яркой личностью, может стать невротиком, может стать бандитом, алкоголиком, наркоманом.

А может выбрать протест другой формы: саботируя ее по-тихому, воспитывая в себе хитрость и подлость.

Очень вероятно, привыкнув к тому, что за него все решается извне, станет бояться самостоятельных решений, и всю жизнь будет держаться за какой-нибудь внешний предмет, который должен обеспечить ему стабильность. За жену. Или за бутылку. Или за шприц. Вряд ли это сын, который не получил эмоционального тепла (у мамы была другая определяющая идея: нечего рассусоливать), построит семью, где ему будет хорошо. Вряд ли будущие отношения между ним и мамой будут исполнены взаимной любви и уважения.

Таков результат примитивного мышления. Мама, может быть, умный человек, социально успешный, но мышление одномерное. Понимая системность происходящего, мы не будем пытаться изменить жизнь, ничего не меняя. Мы действуем бережно, мы становимся экологичными. Мы понимаем нелепость заявок вроде: «Сделайте быстренько что-нибудь, чтобы он не играл (не пил, не курил, не шлялся по бабам — ненужное зачеркнуть), мы торопимся, нам еще в магазин надо». Нам становится очевидна необходимость системных изменений! Мы начинаем догадываться, что мы сами — участники проблем наших близких, и деятельные фигуры (см. созависимость) в их зависимости.

Сегодня любое познание человека и общества должно учитывать законы системности. Говоря другими словами, «Разнообразие феноменов духовной культуры, составляющих основу жизненного мира человека, непрекращающееся усложнение смыслового содержания и расширение горизонтов этого мира, его многоуровневость и несводимость к расхожим («прописным») истинам — все это заставляет сегодня судить о человеке как об исторически непредзаданной, несамотождественной, непредсказуемой сущности».

В этой главе я поставил перед собой задачу:

  • рассказать о важнейших для нашей темы свойствах систем
  • показать, как эти свойства проявляются в жизни человека

Естественно, нас интересуют сложные, информационные системы Ссылки на некоторые материалы по систематике даны здесь

Определение

«Система — это внутренне организованная, на основе того или иного принципа, гетерогенная целостность, элементы которой находятся в отношениях (связях) между собой таким образом, что возникает, как минимум, одно новое интегративное качество, не свойственное ни одному из элементов этой целостности»

Предположим, у нас есть 70 кг живых клеток, межклеточных веществ и воды. То есть элементов, из которых состоит организма человека. Если мы смешаем их, мы человека не получим, мы получим 70 кг плохого фарша. Потому, что нет целостности, нет организации. Есть только гетерогенность, то есть разнородность. Для того чтобы получился человек, все эти элементы должны образовать структуру, превратиться в нечто целостное. То есть, оказаться в определенных отношениях. Эти связи выстраиваются по более или менее известным принципам: иерархии, автономии, обмена информацией, обратных связей, и т.д. Как это имеет место в человеческом теле. Именно структура тела создает принципиально новые качества, которых нет и не может быть у отдельных клеток. Возникает огромное количество качеств, которые образуются совместной деятельностью клеток и межклеточных элементов, то есть «интегративные качества».

Свойства сложных систем

Все сложные системы, независимо от того, из каких элементов они состоят, от конкретной их организации, имеют фундаментальные общие свойства. Принципиально важные для того, чтобы понимать, «как устроен человек».

Как описываются системы

Когда мы имеем дело с простой системой, достаточно небольшого количества параметров, чтобы описать ее. Например, для описания системы автоматической регуляции давления пара в котле достаточно знать всего лишь несколько параметров (получаемая мощность, расходуемая мощность, давление пара, ширина открытия заслонки, или несколько других, в зависимости от задачи) Если же мы приступаем к описанию состояния сложной системы, например, человека, то количество параметров оказывается необозримым. Но описывать систему как-то надо, и для этого применяется такая математическая абстракция как многомерный вектор. Многомерный вектор может иметь множество характеристик

В точных науках принято применять графики. Но максимум, что доступно нашему зрительному восприятию — это трехмерное пространство. И максимум, что мы способны изобразить — это условно трехмерный график. Это, конечно, не адекватно многомерности системы. Но лучше, чем ничего. Глядя на плоские или условно трехмерные графики, мы можем достроить у себя в воображении намек на нечто невероятно более сложное.

Рис. 1. Ландшафт развития системы

Нелинейность

Системы не линейны. Точнее, системы сохраняют линейность только в очень узком диапазоне взаимодействий. Это значит, что сила ответа системы не пропорциональна силе воздействия. Мало того, система на воздействие может отреагировать некоторым количеством способов, каким именно — непредсказуемо.

Мы можем усиливать воздействие на систему и не получать от нее ответа. Например, жена тихо говорит мужу, что надо прибить полочку. Муж не реагирует. Жена кричит все громче. Муж не реагирует, только прибавляет громкость телевизора.

Потом система может среагировать на воздействие с неожиданной силой. Жена доходит до белого каления и начинает орать. Муж вдруг вскакивает с дивана и убегает в гастроном, откуда вернется через сутки и пьяный.

Тот же самый муж в другой раз может не только броситься прибивать полочку, но еще и за цветами сбегать.

Причем, ответ системы на воздействие может различаться не только количественно, но и качественно. Система не просто реагирует нелинейно, она выбирает ответ. Если вы пнете камень, то вы можете рассчитать его траекторию. Если же вы пнете собаку, то свою траекторию отчасти будет определять сама собака. Она сделает выбор: полететь, подобно груде тряпок, броситься наутек или растерзать вас в клочья. Чем собака крупнее, тем вероятнее последний выбор.

Нелинейность систем создает огромные сложности в управлении ими. В практической жизни ответ системы всегда не однозначен, всегда возникают какие-либо непредвиденные реакции. «Никто не ожидал, что так получится», да и не мог ожидать.

Целостность

Системность какой-либо части мира означает, что в этой части все связано со всем.

Структура нашей жизни чрезвычайно сложна. Физическое здоровье, психическое состояние, убеждения, смысл жизни, отношения со значащими и менее значащими людьми, мелкие и крупные выборы, которые мы делаем ежеминутно — все это взаимосвязано.

Структура всей системы отражается в каждой ее части. Мы интуитивно чувствуем эту связанность. По какой-то части мы мысленно достраиваем целое. Мы многое можем понять о человеке, только взглянув не его лицо, или услышав голос. Вот идет человек, и на лице его написано: «не Ростропович». А вот мы слышим голос, несколько фраз, и мы понимаем: умный человек, эрудированный, культурный.

Читайте также:  Рав 4 сравнить размеры

Кювье по одной кости мог определить, какой образ жизни вело древнее животное. Все органы одного животного образуют единую систему, все части которой занимают свои определенные места, воздействуя друг на друга и отвечая на эти воздействия; изменение одной части влечет за собой соответствующие изменения всех других. В системе пищеварения форма зубов (режущая или жующая) меняется в зависимости от «длины, изгибов, размеров пищеварительного тракта». Если животное охотится, оно должно обладать когтями, зубами, приспособленными разорвать мясо, желудком, пищеварительными соками, способными переваривать животную пищу. Если животное ест траву, то ему не нужны когти, но очень полезны копыта: они позволяют быстро бегать.

Нет ни одного элемента нашей жизни, про который можно было бы сказать: «Этот кусок моей жизни сам по себе, его не касается ничто другое из моей жизни, и он не влияет ни на что». Вот мои семейные отношения, а вот мой способ, которым я зарабатываю деньги. Но! Профессию мы выбираем, исходя из важных для нас критериев, на основании нашей пирамиды ценностей. То есть, на основании личных убеждений о том, что такое хорошо и что такое плохо. Вот, предположим, некто Толян убежден: было бы бабло, а там все будет. И «зарабатывает» деньги, отнимая их у других. Попросту говоря, бандит. Притом, не имеет особого значения, какое место он занимает в бандитской иерархии: простой боец или крупный политик. Главное — развитие системы ценностей. Чувства, жизни других людей не значимы для него. Неужели это не скажется на близких ему людях? В этой системе ценностей не ценны простые человеческие чувства и привязанности, то самое, что составляет суть счастливых семейных отношений. В семье, естественно, нарастает дисгармония (вот богатые и плачут). Досуг, круг общения, дружеские (или псевдодружеские) связи — все будет иметь определенный его бандитским статусом привкус.

Мы определяем, когда все части системы соответствуют друг другу, и тогда мы испытываем чувство гармонии (если это созидательная системы). Если же одни части системы вступают в противоречие с другими, мы находим признаки этого, и испытываем дискомфорт

Зависимость — системообразующий элемент жизненной системы

Зависимость — любая зависимость, алкогольная, игровая, любовная, любая другая — возникает не случайно — это закономерный системы его убеждений, верований, ценностей, способов реагирования, стратегий совладания и так далее. Зависимость вырастает из системы жизни и становится в ней не просто системообразующий — определяющим элементом. Жизненная система начинает все в большей мере определяться зависимостью, которая не имеет ничего общего со свободой воли.

Система жизни зависимого человека обладает внутренней устойчивостью, она поддерживает сама себя. В этой системе формируются сильные положительные обратные связи .

Устойчива зависимость постольку, поскольку, по большому счету, жизнь в зависимости устраивает зависимого, несмотря на издержки. То есть, хотелось бы, чтобы было лучше, но никто не предпринимает решительных действий, направленных на «лучше». А если и предпринимает, то такие действия, которые производят обратный эффект. Другими словами, система убеждений зависимого и его окружения вынуждает их жить в зависимости, принимать заведомо неэффективные решения.

Повседневный пример: «Я его кодировала много раз, и каждый раз он срывался. Я хочу теперь его так закодировать, чтобы он и не думал о водке». Каждый раз такой подход оказывается никчемным. Причем, достаточно двух слов: «Я его. » — и уже все ясно, это не будет работать. Но:

  • система убеждений жены этого товарища такова, что она будет пытаться выкрутить ему руки и насильно привести к трезвости кроме того, твердость ее убеждений столь велика, что она просто не слышит ничего, что противоречит ей: раз она привела мужа, значит, должен быть закодирован, а то, что ей лепечут, дескать, насильственная помощь не имеет никакого смысла, что эффект насильственного кодирования никакой, она и слышать не желает: «Если вы его сейчас же не закодируете, или плохо закодируете, я жалобу напишу»
  • при этом она имеет глубинную, от себя самой спрятанную заинтересованность в том, чтобы он пил ссылка на созависимости система убеждений алкоголика такова, что он будет ускользать от изменений, играя в «лечение», и не позволит «испоганить» свою жизнь отказом от спиртного
  • система интересов алкоголика такова, нет для него лучше ничего, чем сесть на скамейке с приятелями, выпить стакан — другой — третий, и сам черт ему не брат. И убедить себя в том, что у него проблемы, он не позволит
  • система действий врача зачастую такова, что он будет подыгрывать жене алкоголика и самому зависимому, ибо заинтересован в этом материально. В результате всего система не шелохнется, пьяница будет пить, жена будет его кодировать, врач будет лечить. И так до тех пор, пока либо у пациента не наступит просветление, и у него возникнет сильнейшее стремление «завязать», либо он не умрет от пьянки

Можно резонно возразить, что, многие люди, раз закодировавшись от алкоголя, не пьют многие года, а то и всю жизнь. И это так. Но:

  • это люди, для которых вся система жизни в алкоголизме стала невыносима эти те люди, которые, как только получили возможность быть трезвыми, существенно изменил свой уклад жизни, убеждения, круг общения, нередко — построили новую семью.

То есть — изменились системно. Для этого нужны мощные положительные ценности, сильный страх перед разрушением личности, высокое самоуважение — и готовность к сильному изменению способа жить. Самая убедительная мотивация к трезвости — хочу жить по-другому; не просто «не пить», а именно «жить по-другому». В эту мотивацию встроена системность изменений. Которых жаждет человек.

Дискретность

Посмотрите на график возможных состояний системы

«Провалы» на графике — это те состояния, в которых система может находиться с наибольшей вероятностью, то есть устойчивые состояния. Если система находится вне «провалов» на графике, она попадает в неустойчивое состояние, и «сваливается» из него вниз. Такие устойчивые состояния, к которым стремится система, называются «аттракторами» . Аттрактор очень важное для систематики понятие. Число состояний, в которых система устойчива, может быть очень велико, но это число конечно.

Это относится к любой системе. В том числе и к общественной Общество не может быть в каком угодно состоянии, оно может устойчиво пребывать только в зоне аттрактора, по-другому говоря, любое состояние общества имеет внутреннюю цельность. Невозможно, например, объединить капиталистический способ производства, коммунистический способ распределения и социалистическую идейность. Эта химера, как бы нам ни хотелось, оказывается нежизнеспособной. Такое состояние общества находится в зоне эволюционного запрета. Каждый данный человек тоже не может быть «каким угодно». Есть ограниченное число доступных состояний. Чем более развит, чем более гармоничен человек, тем больше этот набор, тем шире его диапазон.

Для аддикта зависимость — это очень мощный аттрактор. Аттрактор, который всегда рядом. В него легко свалиться, из него трудно выбраться. Чтобы избежать этого сваливания, необходимо, чтобы были доступны еще более сильные аттракторы. То есть, чтобы в жизни было нечто очень мощное, что манит к себе сильнее, чем зависимость. Устрашающие методы помощи при алкоголизме, типа «подшивки», повышают потенциальный барьер перед ямой зависимости, но они не формируют «позитивные» аттракторы, и не делают их более доступными.

Открытость

Сложная система — система термодинамически неравновесная. Согласно законам термодинамики все сущее стремится к выравниванию с окружающей средой, к равномерному распределению энергии, к нарастанию энтропии. Любые структуры со временем разрушаются, становятся более неупорядоченными. А живые системы выделили себя из окружающего мира в ходе эволюции выстраивают все более сложные структуры, организуются в социальные надсистемы.

Для того, чтобы быть в неравновесном состоянии (чего стоит только температура тела млекопитающих — мы сами себя согреваем, попирая законы термодинамики), живые системы непрерывно получают и расходуют энергию. Для построения себя, для энергетического обмена сложные системы получают и выделяют вещества.

Сложные системы — принципиально информационные системы. Информация — это то, что позволяет системе организовать свое поведение.

Итак, сложные системы обменивается со средой энергией, веществами и информацией. Это способ жить обозначатся как открытость. То есть, сложные системы — это открытые системы.

Как только прекращается обмен энергией и веществами, человек погибает — для этого достаточно нескольких секунд. Лишение информационного обмена с внешней средой не приводит к моментальной гибели тела, но для психики разрушительно

Развитие систем

Силы эволюции. Устойчивость и изменчивость

Системы не могут находиться в состоянии истинного равновесия либо эволюция, либо деволюция. Почему?

Дарвин описывает движущие силы эволюции живого мира: конкуренция, борьба за выживание, за наилучшую жизненную нишу. Естественный отбор отбирает самые адаптивные из случайно, в результате флуктуаций возникших изменений (мутации тоже ведь флуктуации). Но что заставляет эволюционировать биосферу планеты в целом? Любую сложную систему? Изменяться в направлении, запрещенном термодинамикой? Если ставить вопрос широко, то конкурентная борьба оказывается частной причиной, проявлением более фундаментального закона.

По крайней мере, несколько обстоятельств приводят к постоянному изменению систем. Во-первых, это флуктуации. В элементарной физике они рассматриваются на примере газа. Если измерять процессы в микроскопическом объеме, то обнаружатся непрерывные случайные изменения давления, каковые никак не отражаются на макроскопическом уровне.

В любом большом множестве предметов (молекул, людей, импульсов и т.п.) обязательно есть флуктуации. Это очень важное свойство нашего мира.

Системы — это термодинамически неустойчивые образования. По законам термодинамики, любая сложная система должна была бы рассыпаться, температура ее должна была бы сравняться с температурой окружающей среды. Они никак не должны были бы возникнуть из простой смеси молекул. Однако образовались. Благодаря флуктуациям случайно возникают структуры, в которых работает механизм положительной обратной связи , и эти структуры начинают устойчивое существование. Так когда-то возникла жизнь.

Из-за флуктуаций состояние системы непрерывно меняется (в отличие от газа, поведение известных нам сложных систем зависит от флуктуаций заметным для нас образом). Взаимодействуя с системой, мы каждый раз взаимодействуем с системой в новом состоянии. Вот почему «нельзя войти в одну реку дважды» — это будет река в другом состоянии. Из жизненного опыта мы знаем, что давно знакомые нам люди на давно известные наши слова и действия вдруг отвечают совершенно неожиданным образом. И это логично — система в другом состоянии, и она отвечает по-другому. Флуктуации — одна из движущих сил эволюции.

Исключить флуктуации — прекратится развитие. Казалось бы, чтобы общество было устойчивым, случайные отклонения следует пресечь. Не получается. Советская власть пыталась исключить флуктуации, все зарегулировать. В результате флуктуации все равно исключить не удалось (так же, как не удалось построить вечный двигатель), но страна технически отстала от мира «навсегда».

Не каждая флуктуация приводит систему в такое состояние, в котором система может устойчиво сохраняться. Система фиксируется в новом состоянии, если оно попадает в область аттрактора.

На систему оказывает давление внешняя среда. Которая, к тому же, постоянно изменяется. Давление внешней среды вынуждает систему задерживаться в том аттракторе, которые способствует выживанию, иначе система погибает. Давление внешней среды — это и конкуренция, и изменения климата, и изменения окружения. Чтобы выдерживать это давление, система вынуждена вооружаться новыми структурами и совершенствовать старые. Вот амеба и досовершенствовалась до человека.

Есть еще один класс сил, действующих на систему. Это внутренний план развития. План развития живого организма закодирован в наследственном материале. Каким образом закодирован план развития общества и есть ли он? Вопрос. План развития человека заложен в его психологических структурах. Родители воспитанием предписывают своему ребенку определенный сценарий. Воспитание — это сотни тысяч мелочей, которые ребенок наблюдает вокруг себя, это чуть заметные интонационные переходы, мимические реакции родителей. А не только то, что мы осознанно говорим и чему учим детей. То, что мы делаем осознанно — далеко не самое важное в воспитании. А потом, когда ребенок следует предписанному ему сценарию, родители полны удивления: как же это, мы его такому не учили! А если ребенок отверг их сценарий, возмущаются: как так можно! Он совсем на такой, каким должен быть! Это класс причин имеет отношение к цели систем.

Итак, постоянно флуктуирующие системы в изменчивом мире, системы, обладающие целями, не имеют истинно стационарных состояний. Поэтому о системах говорят: «метастабильные», «квазистационарные»

Развитие и зависимость

Зависимость создает иллюзию устойчивости мира, консервируют зависимого в малоизменчивом состоянии. Субъективный мир зависимого оказывается очень ригидным. Одни и те же переживания, одни и те же действия из цикла зависимости в цикл. Хотя качество жизни зависимого очень невысокое, в ней есть кажущаяся устойчивость. Есть из чего выбирать: болезненная устойчивость или здоровая изменчивость.

Химическая зависимость — типичный образец деволюции системы. Психика алкоголика упрощается. Разнообразие ответов на вызовы окружающего мира снижается, и сводится, в конце концов, к одному: к выпивке. В поздних стадиях деградации алкоголики становятся похожи друг на друга. Не мудрено: чем примитивнее система, тем меньше разнообразие ее проявлений.

Периоды развития. Кризисы

Развитие систем идет неравномерно. Явно выделяются 2 фазы:

  • период квазиустойчивости, когда состояние изменяется медленно, качественных изменений не происходит
  • «режим с обострением», период быстрых изменений, разрушения или развития системы.
Читайте также:  Сравнить гранд витару с кайроном

Период квазиустойчивости — это время эволюционного развития системы. Накапливаются количественные изменения. Структура системы существенно не меняется.

Эволюционное развитие необходимо сменяется периодом качественных изменений («режим с обострением»). Система подходит к точке бифуркации. Бифуркация — разветвление. Путь развития системы пойдет за этой точкой, точно предсказать невозможно. Невозможно точно предвидеть все ее новые свойства. Для системы этот период представляется кризисом.

Выбор между путями после точки бифуркации дискретен, поскольку существуют эволюционные запреты То есть, система не может пойти по произвольному пути: куда-то можно, а куда-то нельзя. В общем случае, развитие происходит от аттрактора к аттрактору. Изменения системы в этой точке необратимы: система не может вернуться в то состояние, в котором она была до кризиса.

Если кризис приводит к развитию, система усложняется, растет разнообразие элементов и связей между ними. Увеличивается количество ответов, которые система может дать на вызовы мира. Но в ходе кризиса может произойти деградация, а то и разрушение системы. Система упрощается, ответы ее уплощаются.

Студенты советских времен! Помните диамат? Помните закон перехода количественных изменений в качественные? Так вот он! Синергетика дает количественное описание этого процесса.

Возрастные кризисы, кризисы развития — неизбежное следствие этого свойства систем. Человек вынужден переживать кризисы. Впрочем, глядя на зрелого возраста малоразвитого алкоголика, можно вдруг увидеть, что это подросток с взрослой внешностью. Этот человек не прошел нормальных, предусмотренных природой нашей возрастных кризисов. Он их залил бормотухой. Так что, нет вопроса: как увернуться от возрастных кризисов. Вопрос только в том, как выходить из них. Возможны два варианта: раздавленными или обогащенными.

Это же относится и к социальным системам. Революции, кризисы — это было, и, дай Бог, в смягченной форме, без крови, но будет.

Время жизни любой известной нам системы конечно. Система возникает, проживает свою жизнь и уходит в небытие. «Река времен в своем стремленье уносит все дела людей, и топит в пропасти забвенья народы, царства и царей»

Саморегуляция

Перед любой системой в каждый момент ее жизни стоят две противоположные необходимости. Система живет в среде, которая непрерывно изменяется. То жарко, то холодно, то пищи не хватает, то враги появились. К тому же, система развивается, то есть меняется. С одной стороны, система должна сохранять свое постоянство, внутреннюю среду, место в надсистеме. С другой стороны, система должна изменяться, адаптироваться к среде, к непрерывно меняющейся обстановке, подстраивать все параметры под текущую задачу, эволюционировать. То есть, система вынуждена непрерывно регулировать себя. В сложных системах для этого существуют развитые и сложные механизмы Они включают в себя иерархическое управление и самоуправление, прямые и обратные связи. В свете нашей темы особенно важны обратные связи.

Положительные обратные связи

Поглядим на взаимодействие любых 2 параметров, А и Б. Положительная обратная связь — это такая связь, при котором отклонение параметра А увеличивает отклонение параметра В, а увеличение отклонения В увеличивает отклонение параметра А.

В обычной обстановке половое возбуждение мужчин и женщин очень незначительно. Но вот двое оказались в интимной обстановке. Мужчина начинает возбуждаться. Он говорит женщине какие-то слова, ласкает ее. Женщина (если все здоровы и все хорошо) подхватывает его возбуждение, у нее розовеет лицо, изменяется голос, поведение ее становится все более призывным. Мужчина, видя это, возбуждается еще больше (именно так мы устроены), изменятся его дыхание, расширяются зрачки, женщина в ответ не его усиливающееся возбуждение сама возбуждается еще сильнее, щеки горят, глаза широко раскрыты, голос изменяется… Состояние достигает пика. Происходит прекрасное. А потом вступает в действие отрицательная обратная связь: наступает печаль, спокойствие, умиротворение, мужчина на некоторое время становится невосприимчив.

Поведение людей в конфликте нередко тоже демонстрирует положительную обратную связь во всей красе: А ты кто такой? — А ты кто такой? — Ты, козел — Сам козел — За козла ответишь (тычок) — Ты чо, вааще? (удар) … Процесс иногда прерывается только тогда, когда система разрушена: вместе с одним, а то и с обоими участниками ее. С одной стороны, положительные обратные связи могут пустить в разнос и разрушить любую систему. Например, любая хроническая болезнь, в том числе зависимость — обязательно строится на механизмах полезной обратной связи (то, что называется порочный круг).

С другой стороны, сложные системы выделились из хаоса и существуют именно как результат положительных обратных связей. Это относится к образованию планет, зарождению и существованию жизни, к бытию любого живого организма. Положительные обратные связи противостоят термодинамическому уравниванию с окружающей средой, то есть смерти. Само по себе наше бытие — результат положительных обратных связей: жизнь непрерывно поддерживает себя, иначе она мгновенно прекратилась бы, и живой организм превратился бы в кучу остывающего вещества.

Отрицательные обратные связи

Снова перед нами два взаимосвязанных параметра: А и В. Отрицательная обратная связь, это такая связь, при которой отклонение параметра А изменят параметр В, и это изменение параметра В уменьшает отклонение параметра А. Простейший пример: регулятор давления пара в паровом котле. А — давление, В — диаметр открытия заслонки. Увеличивается давление, поршень открывает отверстие, пар сбрасывается, давление уменьшается. Или: уменьшается подача топлива, давление снижается.

Отрицательные обратные связи — это связи стабилизирующие. Они держат систему в состоянии, близком к стационарному, и позволяют системе сохранять постоянство внутренней среды. Любая функция человека: терморегуляция, регуляция водно-электролитного баланса, регуляция кислородного обмена — это сеть взаимодополняющих, частично дублирующих друг друга отрицательных обратных связей. Мало воды в организме — жажда вынуждает искать воду и пить, почки уменьшают фильтрацию, и снижается количество мочи. Чрезмерно много воды — пить не хочется, почки включаются на всю катушку.

Любая система поддерживает свое состояния отрицательными обратным связями — потому и живет. Система стремится сохранить квазистабильное состояние, сопротивляется изменениям. Это, кстати, важная для психотерапевтической практики позиция. Очень четко эта закономерность прослеживается на семьях, породивших невротика. Вроде бы всем хочется, чтобы человеку было хорошо. Ан нет, если он начинает действительно меняться, семья вдруг оказывает сопротивление.

Если бы в системе перестали действовать отрицательные обратные связи, моментально множество параметров пошли бы вразнос, и система разрушилась бы — наступила бы смерть. Итак, два вида связей обеспечивают системе жизнь, приспособление и эволюцию: положительные и отрицательные. Они одинаково важны, в какой-то мере противостоят друг другу, сдерживают друг друга. Здоровье системы — в гармоничном взаимодействии тех и других.

Мы привычны к вопросу: «почему так?», «кто виноват?». Между тем, действие обратных связей приводит к тому, что причина и следствие становятся неразличимыми. Чем больше он пьет, тему нужнее ему выпивка. Чем нужнее ему выпивка, тем больше он пьет. Причина и следствие перестали различаться. Каждый из нас живет в системе, как часть системы. И в это системе из-за обратных связей все, что мы делаем, так или иначе, возвращается нам.

Стабильность и изменчивость

Любая система поддерживает свое внутреннее состояние. Иначе она бы рассыпалась, превратилась бы в труху. В то же время система существует в изменчивом мире, и чтобы выжить, она должна изменять свое состояние.

Но абсолютно устойчивая система не способна меняться, не способна отвечать на изменения окружающего мира. Некоторые бактерии способны переходить в состояние спор. В таком состоянии они как бы неживые. Нет обмена веществ, они не потребляют энергию, лежат себе, замороженные в вечной мерзлоте, тысячелетиями, и поведение их ничем не отличается от поведения кристаллов льда. За это время может измениться климат, вымереть мамонты, возникнуть и погибнуть цивилизации, споры остаются стабильными. Но, стоит им попасть в тепло, они оживают: начинают питаться, получать информацию из окружающей среды, изменять свое состояние в зависимости от условий, размножаться — то есть превращаются в истинно живые системы. Постоянство параметров внутренней среды человека связано с бурным обменом веществами и энергией, теплом, информацией.

Находится организм в покое или в движении, думает или переваривает пищу — требования к внутренним условиям изменяются. Множество параметров внутренней среды: минутный объем кровообращения и его распределение, кислородный обмен, кислотно-щелочное равновесие, температура тела и так далее до бесконечности — непрерывно подстраиваются под текущие задачи и условия. Механизмы обратной связи чутко отслеживают, чтобы параметры не выходили за определенные пределы, а механизмы адаптации то и дело запрашивают те или другие изменения. Есть стабильность, и есть подвижность.

Если подвижность недостаточна, система не адаптивна. Если мир меняется, а человек не меняется вместе с ним — человеку плохо. Если системе не хватает стабильности — она болезненна, оно теряет способность противостоять агрессивным условиям.

Сохранять свою метастабильность стремится любая система: организм, семья, общество, популяция. Любая социальная микрогруппа использует механизмы самостабилизации, следит, чтобы никто из ее членов не выходил за границы, угрожающие стабильности группы. Сплетни, осуждение, похвала — это приемы, которыми группа удерживает своих членов от желания сделать что-то «не так». Причем, это практически не осознается челнами группы. Человек не думает: «Кукушкин ведет себя так, что нарушает стабильность коллектива, надо ввести его в рамки, надо сделать так, чтобы он поостерегся так поступать, посплетничаем-ка мы о нем, пусть ему будет противно». Нет, субъективно это воспринимается так, как будто просто хочется поделиться новостью. И то, что эта новость имеет скандальный и немного скабрезный оттенок — от этого она делается еще «интереснее».

В семье зависимого развивается болезненная стабильность. Семья зависимого одной рукой лечит его, а другой вталкивает в зависимость обратно. Причем, каждое это действие имеет псевдорациональное обоснование, кажется вполне объяснимым, но система поведения в целом провоцирует обострение зависимости. Сами члены больной семьи искренне не понимают, что они творят. Не осознают. Но от этого их поведение не становится менее целенаправленным на поддержание статуса-кво. А статус-кво — зависимость одного из членов семьи и созависимость другого.

Воспроизводство

Время жизни любой системы конечно. Погибают клетки организма, а человек продолжает жить. Умирают люди, их которых состоит общество, а общество существует. Разрушаются цивилизации, а человечество остается. Подсистемы гибнут, а система живет.

Это возможно потому, что системы воспроизводятся, то есть порождают системы, подобные себе. Человек, будучи существом социальным, порождает в детях своих не только физическое подобие, но и подобие социальное, психологическое. Механизмов передачи социальных и психологических качеств тьма тьмущая, и они, в общем, мало осознаются.

Новая, производная система подобна породившей ее, но не тождественна. Яблочко от яблони недалеко падает» — но не в точку.

Системы и информация

Человек (как и любое животное) сложная система информационная система Информация — наше все.

Наши внутренние органы и системы непрерывно обмениваются информацией: через нервную систему, гуморальным путем. Благодаря чему органы работают согласованно. Если бы не механизм обмена информацией, мы не могли бы сохраниться как целостный организм.

Информация дает сложным системам принципиально новую возможность: возможность создавать модель мира. Животное строит свою модель из образов, полученных работой органов чувств. Человек расширил модель, научившись использовать символы — слова, благодаря чему выделился из животного мира. Слова человек складывает в убеждения (и нередко перестает воспринимать непосредственную реальность мира)

Информация обеспечивает нашу ориентацию во внешнем мире. Мы реагируем чувствами и действиями не на физические стимулы (если он сами по себе не оказываются вредоносными, вроде выстрела в живот), но на информацию, которую содержат эти стимулы. Олень настораживается на шорох в кустах не потому, что ужасен сам по себе звук шороха, а потому, что из шума олень извлекает информацию: там может быть опасность. Человек обижается на то, что сказано, не из-за акустики, а

оценивая информацию, ту информацию, что он получил в словах и между ними: в интонациях, жестах, мимике

Сама по себе наша психика — информационное образование. Как и вся информация, она не материальна, но порождается материей. Так что можно сказать, что мы — это информация. (Но помнить: тело и психика — части одной системы)

Так же, как мы нуждаемся в постоянном обмене веществами и энергией со средой, мы нуждаемся и в обмене информацией. Говорим ли мы с другим человеком, смотрим ли кино, слушаем музыку, ловим рыбу — мы постоянно в интенсивном информационном обмене со средой. Очень тяжелым испытанием оказывалось заключение в Петропавлоской крепости Никаких физических мучений — только длительное пребывание в одиночной камере, без контактов с людьми, без книг. Люди сходили с ума, совершали самоубийство. В опытах в сурдокамере уже через несколько дней возникали психические нарушения: бред, галлюцинации, сверхценные идеи.

Наркогенные вещества — любые: наркотики, алкоголь, курево — вмешиваются в информационные механизмы. Они обманывают регулятор — оцениватель. Чувства — это интегральная оценка ситуации и положения животного. «Оцениватель» должен дать сигнал: хорошо — плохо. Положительные эмоции — награда за верный выбор. Страх — стимул к спасению. Агрессия — указание на то, что надо нападать. Но вместо этого сигнала опьяненный мозг получает наркотик. То есть, поражается сердцевина, центральный механизм регуляции, оценки, эмоций, поведения. Те или иные чувства рождаются не потому, что происходит что-то хорошее или плохое вокруг или внутри, а потому, что мозг отравлен. У пьяного агрессия или душевное тепло возникают нипочему, просто так, под действием отравления. Тяжелые наркотики обманывают мозг еще эффективнее. Поэтому наркотик очень быстро становится самодостаточным: организм не ищет правильного выбора, он ищет наркотик (или алкоголь).

Читайте также:  Морфологический разбор красивыми степень сравнения

Нехимические аддикции — тоже нарушение обработки информации. Какой-либо предмет или человек оцениваются как сверхважный, единственно важный, все происходящее «доказывает», что только этот предмет, человек, социальная позиция — только обладание этим имеет значение, без этого «невозможно», вся информация фильтруется через «я не могу без него».

Связи. Иерархия систем

Любая известная нам сложная система существует не сама по себе, а в сложном конгломерате систем.

  • Во-первых, сложные системы состоят из подсистем. Каждая подсистема — сама по себе тоже сложная система, и состоит из подсистем.
  • Во-вторых, каждая система включена в систему более высокого ранга. Которая является подсистемой старшей по иерархии системы. Какая системы «самая младшая», какая система «самая старшая» — не определено
  • В-третьих, каждая система кооперирована с другими системами, того же ранга или другого. Системы работают сообща на общий результат, который задан системой более высокого ранга.

Так, тело человека состоит из органов, каждый из которых — система. Ткани, клетки, органы клеток, клеточные мембраны. Кроме материальных элементов, есть элементы нематериальные: психические состояния, эмоции, мысли, сигналы, нервные импульсы и так далее.

Организм организует кооперативную работу систем органов. Все системы подстраиваются друг к другу. Вместе они обеспечивают достижение целей и выживание целостного организма. Например, если цель требует высокой физической активности, то усиливается работа дыхательной системы и системы кровоснабжения (одновременно и конгруэнтно), при этом нарушается переваривание пищи: не до того, кровь нужна сейчас, чтобы убегать или нападать. Кровь направляется в мышцы и жизненно важные органы. В покое же активность системы снабжения кислородом уменьшается, кровоток перераспределяется: расширяются периферические сосуды, больше крови достается коже, органам пищеварения. Причем, в любом состоянии работа систем организма изменяется системно, все системы поддерживают друг друга.

В то же время человек не система в себе. Человек входит в различные социальные системы, которые суть подсистемы человечества. А человечество — подсистема системы жизни на Земле. Каков верхний уровень иерархии систем? Можно считать, что Вселенная, можно, что Бог. Дело вкуса.

Каждый из элементов может быть подсистемой нескольких систем. Эритроцит одновременно участвует в системах гуморальной регуляции, свертывания крови, переноса газов. Человек выступает как подсистема семьи, фирмы, государства, человечества

Система более высокого ранга использует систему низкого ранга для достижения своих целей. При этом с интересами системы более высокая система считается только в силу экономии ресурсов. Организм запросто жертвует своими отдельными клетками. Общество легко жертвует отдельными людьми — настолько, насколько отдельные люди не способны противостоять обществу.

рис. 2. Кооперация и ирерархия систем

На картинке показан очень небольшой фрагмент взамиодействия систем в городе. Самаая большая из систем — это есть город, который включает себя великое множество различных подсистем, в том числе транспорт, школу, завод, дома. В систему «дом» включены системы «семья». Семья включает в себя своих членов. в одной семье отец каждый день включается в систему «завод». Завод взаимодействует с семьей через рабочее время отца, и через деньги. что тот на заводе зарабатывает. А дети в каждой семье включены в систему «школа». Школа взаимдействует с заводом, тот обеспечивает деньги, на налоги живет собес, все участвуют в транспорнтной системе. И так до бесконечности

Причинность систем

Системная причинность разительно отличается от привычной для нас механической причинности.

  • Во-первых, в системе действуют обратные связи. Поэтому причина и следствие перестают различаться.
  • Во-вторых, в системе действуют флуктуации.
  • В-третьих, для систем причина находится не только в прошлом, но и в будущем.

В бытовом мышлении мы привыкли думать, что по причине одного происходит другое. По причине тепла тает снег. По причине небрежности ученик Петров не выполнил домашнее задание.

С первым не поспоришь. Насчет второго, если начать разбираться, могут быть вопросы. Петров не выполнил домашнее задание. Начал выполнять, было, но отвлекся, задумался, в окошко посмотрел. Помечтал. Потом глянул на тетрадь, вспомнил про задание. Скучно. Подумал про училку. Стало не только скучно, но и страшно. К тетради прикасаться противно. Глянешь на нее — скука и страх. Потому что училка все время орет. Или нудным голосом пилит. Если объясняет, спать охота. Причитает все время при этом: «Ну что за дураки собрались! Вот в пятом А дети как дети, а здесь одни дебилы». Лучше не думать обо всем этом. А думать о другом. Пойти погулять, а потом уж уроки. Все уроки потом сделать. А потом не получилось, ну, забыл как-то. А утром — в школу. А в школе — Анна Ивановна. Орет. Ну ладно, если я уж такой придурок, чего время тратить, задание делать? Все говорят, что я небрежный. Рубашки вот из-под пиджака торчит. Ну фиг с ней, пусть торчит. А задание делать не буду: все равно небрежный. Вот так замкнулась петля положительной обратной связи, та петля, что в данном случае формирует школьного маргинала.

А вот теперь разберитесь, в чем здесь причина, а в чем следствие. С кого все начинается: с дуры-училки или не слишком ретивого пятиклашки? А в этих отношениях ведь еще и родители участвуют, и школьная компания. Первое происходит по причине второго, а второе происходит по причине первого. Понятие причинности распадается, или, по крайней мере, усложняется.

Пятиклассник Петров имеет свою историю. Он в детском саду болел скарлатиной, скарлатина дала осложнения на нервную систему. Почерк от этого плохой. А в начальной школе хороший почерк куда важнее, чем умение понимать. Первая учительница не смогла понять этих простых обстоятельств и третировала Петрова как двоечника неопрятного. Петров с первых дней в школе привыкал к тому, что ничего хорошего здесь не будет, нечего и напрягаться. Но родители стоят над душой, напрягаться заставляют. И у училки была своя история. Ее все октябрятское детство и комсомольскую юность учили, что все должно быть как надо и никак иначе. И нечего с дураками церемонии разводить: по башке их, балбесов, ничего с ними не будет, головы у них крепкие. Дураком больше, дураком меньше — ничего от этого не изменится. И выучили. А понимать детей, а тому, что все люди разные, и каждого необходимо уважать, не учили; и что к разным детям эффективны разные подходы она теоретически знает — в институте как-то на лекции говорили, но это так, болтология, главное — пожестче с ними. И теперь Петров — очередная жертва ее личной истории. Итак, частично причинность системы оказывается в прошлом Анны Ивановны.

Вчера у пятиклассника Петрова десятиклассник Иванов отобрал игрушечный пистолетик. Было страшно, противно. Никто из учителей, естественно, на помощь не пришел и не спас от Иванова. Петров злится на школу, пистолетика жалко.

А вот на прошлой неделе он получил пятерку за контрольную по математике. Доволен был, горд. И по русскому неплохо получилось. Сел за нелюбимый предмет и сделал все. И получил четверку с минусом. Написано небрежно, почерк плохой. Но доволен был, всяко не тройка и не двойка. Вот и еще одна причинность: флуктуации.

Настоящее системы определяется не только ее прошлым, предысторией системы, оно строится, формируется из будущего, в соответствии с контурами грядущего. «От будущего веет незаметно ветер», — звучат в духе этого слова Ницше. Если система попала в конус притяжения аттрактора, то существует жесткая установка на определенное будущее состояние. Будущее притягивает, «временит» настоящее. То есть, система развивается не только из прошлого, но и к будущему.

У Петрова есть цель: он хочет окончить школу и стать машинистом. Ему говорят: чтобы стать машинистом, надо хорошо учиться. Но по большому счету, по-настоящему Петров своей цели не знает. А настоящая цель его на этом этапе жизни: быть похожим не папу. А папа — человек образованный. Но есть и другая цель, в которой он себе не очень-то признается: вырасти и отомстить училке. Так что, учиться все-таки надо. Но есть и другая цель, очень для него внятная: почитать поскорее «Таинственный остров. Как они огонь-то добудут? Поэтому Петров все-таки как-никак делает это чертово задание, но как-то не очень здорово и не сильно вовремя. Если бы цели Петрова были монолитными, внутренне согласованными, если бы Петров умел их соподчинить и расставить во времени, то, может быть, он, скрепя сердце, делал бы задание для этой дуры с большим тщанием и большим успехом. И с большим удовольствие уселся бы за чтение.

Итак, еще один механизм причинности для системы: цель. Причина в системе — не только ее прошлое, но и будущее. здесь надо добавить, порыскав по большому компу

Воздействие на систему

Человек, воодушевленный ясной целью и невежеством, стремится переделывать мир. Природа, мол, не храм, а мастерская. Возьмем и приведем человечество железной рукой к счастью. На худой конец, отдельно взятого человека. Самого себя, в конце концов. В результате сплошные провалы. Жизнь на планете под угрозой, и в первую очередь — жизнь человека как вида. И всеобщего счастья тоже не видать. И касательно себя тоже как-то не очень. Вроде бы знаю умные слова, в журнале хорошие советы прочитал, а все никак.

Как правило, система имеет несколько очевидных параметров, которые очень хочется привести в соответствие со своим пониманием прекрасного. Например, чтобы все было справедливо. А справедливо — это поровну. Далее следует действие: отнять и поделить.

Система, между тем, живет по своим законам. Нравится, не нравится, но для нашей эпохи «не поровну» — это фундаментальное свойство общественной системы. Когда мы «насилуем» систему, попирая ее собственные законы, мы можем, затрачивая огромную энергию, поддерживать ее в деформированном состоянии некоторое время. Пока мы напрягаемся, система может «висеть» в зоне эволюционного запрета. Потом система деволюционируют или разрушается, или переходит в разрешенную системой аттракторов зону.

Мы не можем просчитать все последствия наших воздействий на систему. Если система находится близко к точке бифуркации, мы в принципе не можем предвидеть состояние, в котором окажется система после кризиса.

Мы не можем точно рассчитать реакцию системы на воздействие. Вспомним, что эта реакция линейна только в узком диапазоне взаимодействия.

Мы не можем направить развитие системы в произвольном направлении — система развалится. Именно поэтому верны слова: «А бойтесь единственно только того, кто скажет: я знаю, как надо». Чем больше мы прикладываем усилий к достижению этого «надо», тем больше систем трещит по все швам.

Мы можем только тактично, понимая хотя бы отчасти закономерности системы, поддерживать ее развитие в том или ином направлении. Чем точнее выбрано время воздействия и точка приложения, тем меньше усилие по изменению системы, тем в большей степени мы сохраняем целостность системы. При этом надо четко понимать, где заканчивается диапазон линейной реакции системы.

Это имеет огромное практическое значение для нашей повседневной жизни. Каждый из нас, например, строит семью, воспитывает детей. Очень часто мы строим воспитание на основе нескольких примитивных правил, которые мы стихийно переняли от родителей. Тоже стихийно перенявших их от своих родителей. И ребенок должен вписаться в наши правила. И все тут. Особенно, когда ребенок приходит в школу. Если не вписывается — ему же хуже, школа не будет к нему приноравливаться. При таком подходе не имеет значения, каков ребенок. Каковы его особенности, его возрастные возможности, его личные склонности. Он должен успеть то, это и еще что-то. И оказывается, что к концу школы почти каждый болен, почти каждый — невротичен.

Понять именно своего ребенка, и помочь ему пройти через все трудности становления, уцелеть в школе — очень сложно. Для этого нужно внимательно смотреть, тонко чувствовать, все время проверять себя. Уважать ребенка, уделять ему время и силы. Включать интуицию и доверять ей. А для этого нужно любить его. Для этого нужно, чтобы он был для родителя по-настоящему интересен. Для этого нужно системное мышление. И это окупится сторицей.

Странно, но факт. Тактичное, бережное воздействие на систему требует любви и уважения. То же касается отношений с зависимым. Если в семье есть пьющий, очень велико искушение заставить его быть трезвым во что бы то ни стало. Подшить, закодировать. Так и говорят: «Я его подшивала, потом кодировала, потом химическую защиту ставила, а он все пьет».

А другого и быть не может. Вот он бросил пить. А система отношений, убеждений, мышления — все осталось, как было. Все, что делало выпивку «необходимой». Ему без выпивки не по себе: скучно, он раздражен, у него нет праздника. Он терпит какое-то время. Напряжение нарастает. Да и с ним не очень-то хорошо из-за его напряженности, взрывчатости, замкнутости. Наконец приходит момент, и система возвращается в устойчивое состояние: человек напивается. (Все это не относится к тем, кто уже готов к трезвости. По сути, человек, готовый к трезвости — это человек, жаждущий системных изменений в сеой жизни. И ему-то и подшивка может оказаться в самый раз).

Источник