Меню

Сравнить философию с правом



Соотношение права и философии

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором
—>

Вернуться назад на Философия права

Не забываем поделиться:

Довольно сложными и многообразными являются взаимоотношения философии истории как с исторической наукой вообще, так и с историко-правовой наукой.

В решении своих задач историческая наука и философия истории, безусловно, должны тесно взаимодействовать. Без знания конкретных проявлений исторического развития невозможны никакие научные обобщения, тем более философского уровня, или, наоборот, изучение прошлого, как и настоящего, не может обойтись без определенных теоретических предпосылок. Недопонимание этого вызывало решительное возражение у многих мыслителей. Имея в виду именно этот момент, Г. Риккерт в свое время писал: «История и философия удаляются друг от друга вследствие взаимного непонимания, и это дурно отзывается на обеих науках».

Тот факт, что философия истории формируется на стыке философии и истории, обусловливает ее статус. Если она, с одной стороны, является в качестве теории высшей абстракции особой и полноправной подсистемой философского знания, то с другой — в качестве одной из теоретических дисциплин исторического плана относится к числу форм исторического познания.

Но хотя обе науки направлены к постижению реальной истории, они имеют принципиальные различия, которые проявляются как в предметной специфике, так и в самих подходах.

Если историческая наука изучает историю как завершившееся бытие, то есть включающее только прошлое, то философия истории — как процесс совершенный и совершающийся, то есть включающий прошлое, настоящее и будущее. Иначе говоря, общие рамки философско-исторического осмысления определяются представлениями не только о прошлом, но и о настоящем и будущем. Поэтому кругозор философии истории является более широким, чем у исторической науки.

Философию истории и нефилософскую, специально-научную историю наряду с их предметным признаком (то есть по их масштабности) Гегель отличал и по ступеням рефлективности. Сама философия истории, по его словам, является в полном смысле слова рефлексией, то есть самосознанием исторического процесса развития человечества.

Если исторический подход должен соблюдать временную последовательность исторических фактов, то философско-исторический подход, как и любой философский, — это логическое рассмотрение изучаемого явления, очищенное от зигзагов. История права вместе с другими отраслями исторической науки вооружает философию истории богатым материалом, позволяющим делать обобщения и формулировать общие принципы социального прогресса и свободы. В юридической литературе справедливо отмечается: «Любая философская система, претендующая на универсальность, общезначимость, вовлекает в поле своей философской интерпретации и право, другие правовые явления, определяет их место в жизни общества и человека». Это в определенной мере подтверждается опытом истории философской мысли. Философия истории рассматривает право в структуре общества «в той мере, в какой «поведение» целого определяет «поведение» своих частей». Иначе говоря, она не претендует и не может претендовать на полноту философско-исторических знаний об отдельных явлениях общественной жизни. Нет сомнения, что историческая линия развития права подчиняется общим объективным закономерностям развития общества, изучаемым философией истории.

Самое читаемое за неделю
Введение ковидных паспортов в 2021 году
Должен знать каждый: Сильное повышение штрафов с 2021 года за нарушение ПДД
Введение продуктовых карточек для малоимущих в 2021 году
Доллар по 100 рублей в 2021 году
Новая льготная ипотека на частные дома в 2021 году
Продление льготной ипотеки до 1 июля 2021 года
35 банков обанкротятся в 2021 году

Задавайте вопросы нашему консультанту, он ждет вас внизу экрана и всегда онлайн специально для Вас. Не стесняемся, мы работаем совершенно бесплатно.

Также оказываем консультации по телефону: 8 (800) 600-76-83, звонок по России бесплатный!

Тем не менее право как относительно самостоятельное явление общественной жизни, как специфический социальный объект нуждается во всестороннем и углубленном познании, что и делает неизбежным сотрудничество различных наук, часто сопровождающееся возникновением новых и оригинальных направлений на стыке наук.

В самом деле, если философско-исторические вопросы об обществе в целом ставятся и решаются философией истории, то аналогичные вопросы могут ли быть поставлены в отношении права? Здесь мы вплотную подходим к своего рода естественному и неизбежному, в то же время и оригинальному вопросу: возможна и нужна ли новая парадигма правового знания в свете философско-исторического осмысления? Данный вопрос можно сформулировать более конкретно: возможна и нужна ли философская история права?

Это очень важный вопрос. Однако прежде чем на него ответить, следует сделать шаг в сторону другой философской дисциплины, причем непосредственно связанной с философским осмыслением права, — философии права, и уточнить, решает ли она в современном состоянии вопросы философии истории в отношении права, или, по-другому, занимается ли она философско-историческим постижением права.

Отвечая на данный вопрос, прежде всего нужно отметить, что философия права по своему статусу — смежная и комплексная дисциплина, которая находится на стыке философии и правоведения; она есть философское учение о праве. Как и любое философское знание, она в таком качестве выполняет ряд важных общенаучных функций познавательного и методологического характера как в плане междисциплинарных связей правоведения с философией (в том числе с отдельными философскими дисциплинами), так и в системе правовых наук, в числе которых история права не составляет исключения. Философия права — это в самом общем виде система знаний об общих принципах бытия и познания права, которым подчиняется и его историческое изучение. Как было показано выше, и философия истории не обходит своим вниманием право. И отсюда с философией истории у нее (у философии права) весьма глубокая и многогранная связь.

Философия права и философия истории, являясь философскими дисциплинами, входят в комплекс социально-философского знания. Мировоззренческий характер всякого философского знания сближает их. В этом легко убедиться, сравнив хотя бы ее проблематику с проблематикой философии истории, которая совпадает с первой по некоторым параметрам. Главным аналитическим средством для них в качестве философского знания является рефлексия. Обе они оперируют такими категориями, как цивилизация, культура, прогресс (общественный прогресс — правовой прогресс), идеал (общественный идеал — правовой идеал) и т. д.

Философско-правовая рефлексия в отношении философско-исторического осмысления права является общей. Отсюда следует, что философия права вовсе не исключает, а, наоборот, предполагает философско-историческое осмысление права, равно как и общая философия допускает философско-исторический подход. А этим самым философия права как бы вторгается во владения философии истории. Это обстоятельство заставляет нас более детально задуматься над проблемами, возникающими на перекрестке истории права, философии истории и философии права, именуемом философией правовой истории (или философской историей права).

Философские прочтения в рамках философии права и философии истории имеют не только общие, но и специфические черты. Это проявляется как в объектах, так и в методах исследования. Если философия истории рассматривает исторический процесс большей частью как становящийся, совершающийся в ходе длительного развития общества, то философия права по преимуществу обращает внимание на процесс, находящийся на стадии завершения. Другими словами, философия истории рассматривает свой объект в динамике, а философия права — главным образом в статике. При философско-правовом подходе диахроническое и синхроническое берутся в их единстве на паритетных началах, тогда как философско-исторический подход реализует единство диахронического и синхронического с перенесением акцентов на диахронический.

Указанный разрыв в подходах между философией права и философией истории таков, что появляется необходимость в своего рода среднем промежуточном звене, где специальный объект (право) будет подвергнут особому философскому (философско-историческому) анализу. И это звено может быть философией правовой истории, то есть философией истории, специально занимающейся правом. В свете сказанного представляются оправданными следующие слова Р. Лукича, правда, высказанные немного в другом контексте, — при обосновании существования философии права как самостоятельной дисциплины в отношении права могут быть поставлены те же самые вопросы, что и о мире или о сущем вообще. Но право — лишь часть окружающего мира, и ответ на философские вопросы о мире не является одновременно и ответом на подобные же вопросы о праве, поскольку право может отличаться от окружающего мира, взятого в целом, и соответственно от прочих его частей».

Философия права по отношению к правовым наукам, а философия истории — к историческим наукам решают те же общенаучные проблемы, что общая философия решает в отношении всех наук. Если философия права является высшей формой познания права, то философия истории — таковой для познания истории. Обе они дают ключ к разгадке правовых явлений, но каждая по-своему. Поэтому появляется необходимость в существовании «высшего этажа» для историко-правового познания в целом, который возможен на основе интеграции указанных форм познания права и истории и объединения познавательных усилий философии права и философии истории. Такая необходимость вызывается задачей по обеспечению всесторонности и целостности историко-правового познания. В исследовательскую задачу истории права входит изучение прошлого права, что вытекает из ее природы как эмпирического уровня исторического знания.

Однако историко-правовое познание, как и историческое познание в целом, этим не исчерпывает своих возможностей, то есть имеет еще и теоретический уровень, выступавший в определенных условиях в форме философского знания. «Историческая концепция человеческого существования в его целостности должна включать в себя и будущее: Ибо отказ от будущего ведет к тому, что образ прошлого становится окончательно завершенным и, следовательно, неверным. Без осознания будущего вообще не может быть философского осознания истории». Если исследование ограничить только эмпирическим уровнем, тогда единство исторического процесса, единство прошлого, настоящего и будущего теряет всякий смысл. Нет сомнения, что, выступая философским уровнем теории историко-правового процесса и познания, философия правовой истории явится высшим уровнем историко-правового познания.

Авторское право
Административное право
Банковское право
Вещное право
Военное право
Государственное право

Получите консультацию: 8 (800) 600-76-83
Звонок по России бесплатный!

Источник

Взаимосвязь философии и права. Сущностный характер взаимодействия философии и правовой деятельности

Многообразие форм проявления философско-правовых идей: концептуальные системы, выдвинутые представителями философской мысли; постановка и обсуждение философских проблем в различных системах правопонимания; отражение мировоззренческих идей в базовыхнормативно-правовых документах, общественных дискуссиях, личных убеждениях юристов-профессионалов.

Возрастание значения философии права как фактора эволюции современной цивилизации. Глобальные и национальные причины повышения роли мировоззренческого самопознания юридической теории и практики. Необходимость совершенствования методологической культуры юристов, их нравственных и деловых качеств, развития навыков постановки и разрешения философских проблем правовой деятельности.

Исторические судьбы развития философии права в России, ее современное состояние. Социальные, философские, практико-юридические, теоретико-правовые, педагогические причины возрождения философии права в России как самостоятельной отрасти научного знания и учебной дисциплины.

Многообразие и противоречивость подходов к пониманию назначения и содержания философии права. Современные дискуссии по проблемам структуры, функций философии права, соотношения с политико-правовыми и историко-правовыми дисциплинами.

Характеристика предмета философии права. Предмет философии права как интегративная характеристика ее объектной области, познавательных целей, содержания понятий, специфики методов познавательной и практической деятельности.

Правовая деятельность как объектная область философии права. Понятия правовой культуры, правового мировоззрения, правового сознания, правовой науки, правовой практики. Правовая практика как деятельность по созданию, внедрению, применению правовых норм в жизни общества, их совершенствованию, повышению правовой культуры субъектов общественных отношений, подготовке юристов-профессионалов.

Цель философии права – формирование мировоззренческой основы правовой деятельности с позиций философского понимания предельных оснований бытия.

Основные функции философии права по отношению к правовой деятельности: онтологическая, гносеологическая, аксиологическая, методологическая.

Проблема структуры философско-правового знания. Сочетание предметного и проблемного подходов к определению структуры философии права. Понятия онтологии права, аксиологии права, гносеологии права, методологии права. Проявление структурности правового знания (государственное право, уголовное право и т.п.) в структуре философско-правовой проблематики.

Философско-правовое учение как форма существования философии права в определенных исторических условиях; концептуально оформленная система идей, отображающих природу права, закономерности его функционирования и развития с позиций определенного философского мировоззрения.

Структура философско-правового учения. Общефилософская ориентация, исторический тип философствования. Понятие «субстанциального типа правопонимания» как представления о первооснове, субстанции права (абсолют, природа, общество, человек, разум). Отображение специфики национально-исторического развития в содержании философско-правового учения.

Проблема сущности права. И.Кант о трудности определения сущности права. Разнообразие подходов к пониманию сущности права.

Описание совокупности социальных качеств права (по Дж. Г. Берману). Правовые институты и учреждения. Наличие профессиональных кадров юристов. Система юридического образования. Наличие науки о праве. Системность. Способность к развитию. Наличие закономерностей эволюции. Возможность воздействия на власть. Сосуществование элементов различных правовых систем. Наличие правовых идеалов. Право как система норм, опирающихся на общественную власть. Право как императив, стоящий над государством и законом. Право как совокупность действующих социальных регуляторов.

Теологический подход. Право как совокупность нормативных принципов, освященных божественной властью.

Философско-социологические подходы. Право как сила, воля, власть. Право как справедливость. Право как интерес. Право как общая польза. Право как минимум добра. Право как атрибут государства. Право как мера свободы личности в обществе

Интегративные подходы. Либертарно-юридический (Нерсесянц В.С.). Сочетание нормативизма, юснатурализма, социологизма, философии. Право как система коммуникации (Поляков А.В.) и др. Рефлексивный подход. Право как рефлексивная, нормативно-властная форма социального бытия человека.

Интегративно-деятельностный подход к пониманию сущности права. Его мировоззренческая фундаментальность, философско-социологическая значимость. Взаимосвязь с потребностями взаиморазвития философии права и общей теории государства и права. Право как рефлексивная деятельность по нормативно-властному регулированию общественных отношений.

Источник

4. Отличие философии права от теории права

Соотношение между философией права и общей теорией права может быть рассмотрено как отношение между философским осмыслением права и его специально-научным познанием с точки зрения, как их предмета, так и их метода.

Известно, что любая наука, сосредотачивается на собственном предмете исследования, которым является определенный фрагмент бытия, и оставляет в стороне вопрос о его месте в общей картине мира и о его человеческом предназначении. Известно также, что в фундаменте любой науки лежат некоторые исходные аксиоматические положения (основоположения), которые не обосновываются в рамках этой науки, а берутся как таковые: для классической физики, например, это принцип причинности, для экономической науки – принцип пользы. Однако частные науки принципиально не могут «заглянуть» за свои основоположения.

Что же касается философии, то сфера ее интересов начинается именно там, где заканчивается сфера интересов отдельных наук. Философия обосновывает базовые положения отдельных наук, подводя под них «предельные основания», выявляя их смысл (человеческое предназначение). Например, аксиомой юридической науки является утверждение о том, что право – порождение воли носителя государственной власти, с требованием обязательного подчинения установленным нормам. Это положение выражает сущность позитивного права. Но постичь истинный смысл правовых явлений мы можем, лишь заглянув за пределы этого положения, то есть, пытаясь отыскать собственные основания права.

Исходя из этого, предмет философии права можно определить как внеюридические, или предельные основания права – онтологические (бытийные), аксиологические (ценностные), гносеологические (познавательные), антропологические (человеческие) и другие. Теория же права, является обобщающим уровнем юридической науки, близкой к философии права научной и учебной дисциплиной, и представляет собой, главным образом, учение о действующем праве.

Само по себе позитивное право не является предметом философии права. Позитивное право интересует философию права главным образом лишь в соотнесении с естественным правом, с позиции которого оценивается действующее право. В данном случае естественное право, оценивая позитивное право, играет роль «права в праве». Более точным будет утверждение, что философия права изучает «мир права», или «правовую реальность» как философский аналог понятия «правовая система». Здесь под правовой реальностью понимается вся совокупность правовых феноменов в единстве предметной формы и идеальной сущности, то есть в их всеобщности и целостности.

Различие по методу между философским осмыслением права и его научным познанием заключается в различии понимания и объяснения. Любая частная наука, в том числе правовая, рассматривает свой предмет как объект, находящийся вне познающего субъекта и пребывающего в относительном противостоянии ему. Философия стремится к пониманию, осмыслению не сущего, а должного (ценностей и смыслов), раскрывает мир таким, каким он должен быть с точки зрения ценностных постулатов или ориентаций человека. Этот мир ценностей и смыслов дает человеку стимул для изменения бытия, поскольку то, что должно быть, воспринимается им как идеальное относительно того, что существует в действительности. Поэтому правовая наука, изучая закономерности функционирования действующего права, описывает право таким, каким оно есть, а философия права таким, каким оно должно быть.

Обобщенно особенность метода философии права (как и философии вообще) выражается понятием «рефлексия». Рефлексия – это анализ субъектом познания оснований собственных мыслей, «мысль о мысли». Она является методом обращения к основам путем постановки вопросов о том, почему это осуществляется, или как это возможно.

Частные науки (включая и юридическую) по своему методу догматичны, не занимаются критической проверкой своих основ, философия же по своей природе критична, она постоянно оценивает собственные основания. Такая оценка и представляет собой философскую рефлексию. Рефлексия является обязательным элементом философско-правового познания. Будучи критической и систематической, она направлена на поиски ответов о предельных основаниях права: онтологических, антропологических, аксиологических, гносеологических и т. д. На основе философской рефлексии строятся определенные модели права и анализируются последствия их применения в обществе. Это метод «мысленного эксперимента». Именно этот метод применяли при конструировании своих философско-правовых теорий Т. Гоббс и Дж. Локк, И. Кант и Г. Гегель, его применяют и современные философы права (Дж. Ролз, Р. Дворкин, Р. Алекси и др.). Другой стороной философско-правовой рефлексии как критического анализа принципов права является дискурс (аргументированный обмен мнениями по определенным правилам с целью достижения взаимопонимания). Именно рефлексию и дискурс можно назвать важнейшими особенностями метода современной философии права[43].

Таким образом, как философия права, так и общая теория права являются формами теоретического познания права, они тесно связаны друг с другом и дополняют друг друга, между ними трудно провести четкую разграничительную линию, хотя различие между ними заключается в том, что первая подходит к исследованию права с позиции философской рациональности (ценностно нагруженной), а вторая – научной рациональности (ориентированной на объективность знания, стремящейся к ценностной нейтральности), главная же особенность философии права заключается в ее методе – рефлексии.

Как подчеркивает украинский правовед Н.И. Козюбра: «общая теория права обеспечивает философию права специально-юридическими знаниями, без опоры на которые она способна превратиться в умозрительные, оторванные от правовой жизни конструкции. В свою очередь, философия права является мировоззренческим фундаментом для общей теории права. Она вооружает ее фундаментальными ценностями, категориями, и интеллектуальными средствами, без которых невозможно представить как современное правоведение, так и любую практическую деятельность в сфере права»[44].

Для определения места философии права в структуре правоведения следует исходить из того, что позиции, согласно которым философия права является частью философии, самостоятельной научной дисциплиной или частью (уровнем) правоведения (или общей теории права) не исключают, а взаимно дополняют друг друга. Благодаря своей рефлексивности философия права, безусловно, является частью философии, а именно – практической философии, которая ориентируется на проблемы человеческого действия (наряду с социальной, политической, моральной, антропологической философией). Вместе с тем опыт показывает, что исследованием проблем философии права преимущественно занимаются юристы. В этом нет ничего удивительного, так как она так или иначе является необходимой частью правоведения в целом. Поэтому следует согласиться с выделением в системе правоведения его верхнего, метатеоретического уровня, или уровня философских основ (философии права), его среднего уровня (теории права) и нижнего, эмпирического уровня – правовой доктрины (отраслевые дисциплины)[45]. Таким образом, можно утверждать, что философия права является необходимой частью (уровнем) правоведения как науки о праве. В то же время философия права как знание интегральное, целостное обладает относительной автономией в рамках, как философии, так и правоведения, что позволяет охарактеризовать ее как самостоятельную сферу исследований на стыке философии и правоведения, которая занимается осмыслением природы права. Ее принципиальное отличие заключается в том, что она не просто применяет философские методы и категории к праву, а направлена на решение основной правоведческой проблемы: что есть право вообще? Как «общая территория» для философов и юристов, философия права имеет свои специфические черты, проблемы и способы их решения, которые следует учитывать, а не переносить механически из другой смежной области знания.

Очень плодотворную концепцию природы философии права и ее соотношения с теорией права предложил Р. Алекси. Согласно его концепции, философия права это относительно автономная часть философии, которая представляет собой общую и систематическую рефлексию онтологических, морально-аксиологических и эпистемологических вопросов относительно права. Подлинная философия права стремится к «идеалу полноты», т. е. включает: 1) решение общефилософских вопросов, 2) учитывает специфику права как единства институционально-властной и идеально-нравственной структур, 3) имеет особенно тесную связь с моральной и политической философией. Нижняя граница философии права составляет «ограничивающий принцип», который предусматривает: 1) отказ от решения философских вопросов, 2) сосредоточение только на институциональном измерении права, 3) делегирование всех критических (нормативных) вопросов моральной и политической философии, дистанцирование от них. Последовательное проведение «ограничительного принципа» представляет собой исследовательскую программу юридической теории права. Между философией права и теорией права существует, по его мнению, принципиальное отличие (хотя и нет грани, которую невозможно перейти, она является динамической, подвижной) – разница между выбором «идеала полноты» и «ограничительного принципа», то есть между философским и нефилософским (научным) подходами. Теория права представляет собой продукт радикального применения «ограничительного принципа» к сфере философии права, которая, в свою очередь, существует в пространстве между «идеалом полноты» и «ограничительным принципом» как «максимумом» и «минимумом». Верхняя граница философии права это требование когерентности (целостности) теории и ее адекватности объекту – природе именно права. Этот предел позволяет, как считает Р. Алекси, отличить философию права как от других философских дисциплин, так и от псевдофилософско-правовой рефлексии, которая «утрачивает почву права»[46].

В системе правоведения философия права наиболее тесно связана с общей теорией права и социологией права. Вместе все эти три дисциплины составляют комплекс общетеоретических и методологических правовых дисциплин. Их наличие связано с существованием в самом праве, как минимум, трех аспектов (измерений): ценностно-оценочного, формально-догматического и аспекта социальной обусловленности. Философия права акцентирует внимание на рефлексии основ права, юридическая теория на конструировании понятийного каркаса позитивного права, социология права на вопросах социальной обусловленности и социальной эффективности правовых норм и правовой системы в целом.

В связи с этим возникает вопрос, являются ли эти дисциплины автономными, или они представляют собой разделы общей теории права? Можно предположить, что в определенном смысле термином «теория права» могут быть охвачены все три дисциплины, поскольку они касаются общетеоретических аспектов права: философских, социологических, юридических. Однако в чисто научном смысле слова этот термин мы применяем только к юридической науке. На наш взгляд, соединение этих учебно-исследовательских направлений в рамках одной дисциплины – общей теории права в принципе возможно, но при определенных условиях (т. е. весьма проблематично). Такая теория права должна отказаться от присущего науке аналитического, т. е. ценностно-нейтрального, подхода и трансформироваться в критическую теорию права, т. е. такую, которая включает идеологический аспект – обоснование определенной иерархии ценностей и критику права и других систем ценностей. Это является очень сложной задачей, поскольку такая теория права должна сочетать в себе различные методологические позиции (профессиональные ипостаси): юриста, философа и социолога. Поэтому существует большой риск негативных последствий, если такое сочетание приведет не к «симфонии», а к «какофонии» различных методологических подходов. Более реалистичной представляется такая модель соотношения теории права (в ее аналитическом, ценностно-нейтральной варианте), философии права и социологии права, когда бы они взаимно обогащали и взаимно дополняли друг друга как автономные дисциплины. Объединение же их теоретического потенциала с целью обеспечения целостности системы знаний о праве осуществлялось бы путем фундаментализации подготовки самих юристов, которые должны видеть право не только с позиции своей дисциплины, но и с позиции философии и социологии.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Источник

Читайте также:  Сравнить характеристики телевизоров sony

Сравнить или измерить © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению.