Меню

Сравнить русскую правду с конституцией муравьева



Сравнительный анализ Русской правды П.И. Пестеля и Конституции Н.М.Муравьева

Главная > Реферат >История

«Сравнительный анализ «Русской правды» П.И. Пестеля и «Конституции» Н.М.Муравьева»

«Русская правда» П.И. Пестеля

«Конституция» Н.М. Муравьева.

Сравнительный анализ программ

Список источников и литературы

В 2008 году мы отметим 15 – летие российской конституции заложившей основы правового государства в России. Меня заинтересовало, когда в России были предприняты первые попытки создания этого правового документа. Одними из первых авторов конституционных проектов в истории Отечества стали лидеры движения декабристов П.И.Пестель и Н.М.Муравьев, а попытка создания конституции это первый шаг к созданию правового государства.

Целью данной работы является сравнительный анализ и выяснение значения конституционных проектов декабристов Н.М. Муравьева и П.И. Пестеля в историческом развитии России. Для этого мною поставлены следующие задачи:

Изучение программных документов Северного и Южного обществ.

Сравнительный анализ вышеуказанных документов

При изучении темы работы я ознакомилась с мемуарами декабристов. Мемуары декабристов являются ценнейшими источниками по истории освободительного движения в России первой половины XIX в. В книге советского автора Нечкиной М.В. Декабристы, автор пытается объективно взглянуть на деятельность декабристов, предоставляя точные и достоверные факты, подробно описывает основные программы декабристов, план государственного переворота, восстание декабристов.

Особый интерес представляет книга Йосифовой Б. «Декабристы». Это художественно-документальная повесть о декабристах, с использованием многочисленных и разнообразных документов. Автор пытается со стороны взглянуть на произошедшее событие, в результате чего мы получаем объективную оценку деятельности декабристов.

При изучении основных документов декабристов, я пользовалась сборником документов по истории СССР под редакцией Федорова В.А. В этом источнике приведены статьи «Русской Правды» П.И.Пестеля и «Конституции» Никиты Муравьева.

Наличие столь разной литературы по данной проблеме свидетельствует о важности декабристского движения в истории не только освободительного движения России, но и истории становления правового государства с России.

В конце работы по поставленным задачам сделан вывод, который отвечает на главный вопрос: «Какой из проектов декабристских обществ мог быть реализован в случае успешности восстания?»

Глава II .«Русская правда» П. Пестеля

Как утверждали и утверждают историки прошлого и настоящего — декабристы были плохи не оттого, что «узок их круг и страшно далеки они от народа», а потому, что совершенно не прос­читывали последствий, поскольку «массовое сознание российского народа образ­ца 1825-го ни за что не позволило бы безболезненно перейти к грезившейся декабристам идиллии. Даже французы (народ, безусловно превосходивший на­ших соотечественников в развитом правосознании) во времена своей револю­ции пролили столько крови и учинили столько зверств, что последствия, по мнению иных французских историков, аукаются даже сегодня. А посему нельзя относиться к декабристам с любовью и уважением только потому, что они, чистые души, «хотели сделать лучше». Важны не намере­ния, а последствия». [6;47]

Как же Пестель представлял себе «полицейскую» систему, которая еще получила название «гестапо», новой свободной России?

Новую полицию Пестель предлагал именовать «Высшим благочинием». «Высшее благочиние охраня­ет правительство, государя и государственные сословия от опасностей, мо­гущих угрожать образу правления, настоящему порядку вещей и самому су­ществованию гражданского общества или государства, и по важности сей цели, именуется оно высшим. «

По Пестелю, деятельность «Высшего благочиния» с самого начала должна сохраняться в строжайшей тайне, оно «требует непроницаемой тьмы и потому должно быть поручено единственно государственному главе сего приказа, который может оное устраивать посредством канцелярии, особенно для сего предмета при нем находящейся». Даже имена чиновников «не должны быть ни­кому известны, кроме государя и главы благочиния». «Высшее благочиние» должно развернуть самую широкую сеть доносчиков и тайных агентов: «Для исполнения всех сих обязанностей имеет высшее бла­гочиние непременную надобность в многоразличных сведениях, из коих неко­торые могут быть доставляемы обыкновенным благочинием и посторонними отраслями правления, между тем как другие могут быть получаемы единственно посредством тайных розысков. Тайные ро­зыски, или шпионство, суть посему не только позволительное и законное, но даже надежнейшее и, можно сказать, единственное средство, коим высшее благочиние поставляется в возможность достигнуть предназначенной ему це­ли».

Естественно, чины «внутренней стражи» должны получать самое высокое жалованье: «Содержание жандармов и жалование их офицеров должно быть втрое против полевых войск, ибо сия служба столь же опасна, гораздо труднее, а между тем вовсе не благодарна».

Наконец, численность «ревнителей благочиния» предполагается огромная: «Для составления внутренней стражи, думаю я, 50 000 жандармов будут для всего государства достаточны».

Для сравнения: тогдашний Корпус внутренней стражи, в который входили и жандармские части, к 1825 г. насчитывал всего около пяти тысяч чело­век. . .

Куда могли завести такие планы и чем кончилось бы их претворение в жизнь.

Годами трудился Павел Пестель над проектом своей конституции. Он был сторонником диктатуры временного верховного правления во время революции, считал диктатуру решающим условием успеха. Диктатура, по его предположениям, должна была длиться 10 – 15 лет. Его конституционный проект «Русская Правда есть наказ или наставление временному правлению для его действий, а вместе с тем и объявление народу, от чего он освобожден будет и чего вновь ожидать может».[4; 163] Полное название этого проекта гласит: «Русская Правда, или Заповедная Государственная Грамота Великого Народа Российского, служащая заветом для усовершенствования Государственного устройства России и содержащая верный наказ как для народа, так и для Временного Верховного Правления».

Конституционный проект Пестеля не только многократно обсуждался на заседаниях и съездах руководителей Южного общества, но и к самой работе над текстом проекта привлекались отдельные члены общества.

Свой проект Пестель назвал «Русской Правдой» в память древнего законодательного памятника Киевской Руси. Он хотел этим названием почтить национальные традиции и подчеркнуть связь будущей революции с историческим прошлым русского народа. Название это он дал своему проекту лишь в 1824г., раньше проект не имел названия.

Пестель придавал большое тактическое значение «Русской Правде». Революцию нельзя было успешно совершить без готового конституционного проекта.

Особенно тщательно разработал он мысль о временном верховном революционном правлении, диктатура которого, по Пестелю, была гарантией от «народных междуусобий», которых он хотел избежать. Немедленное установление диктатуры Временного правительства после переворота и наличие готового «верховного наказа» временному верховному правлению обеспечивало нужный ход событий в самое опасное для революции время – с момента революционного военного выступления до момента установления республики и введения в действие новых революционных учреждений.

В «Русской Правде намечалось 10 глав: первая глава – «о земельном пространстве государства»; вторая – «о племенах, Россию населяющих»; третья – «о сословиях, в России обретающихся»; четвертая – «о народе в отношении к приуготовляемому для него политическому или общественному состоянию»; пятая – «о народе в отношении к приуготовляемому для него гражданскому или частному состоянию»; шестая – об устройстве и образовании верховной власти; седьмая – об устройстве и образовании местной власти; восьмая ­ об «устройстве безопасности» в государстве; девятая – «о правительстве в отношении к устройству благосостояния в государстве»; десятая – наказ для составления государственного свода законов. Кроме того, в «Русской Правде» имелось введение, говорившее об основных понятиях конституции.[4;162]

Вопрос о крепостном праве и вопрос об уничтожении самодержавия – это два основных вопроса политической идеологии декабристов.

Проект Пестеля провозглашал решительное и коренное уничтожение крепостного права. Отмена крепостного права – первое и главное дело Временного верховного правления.

«Личная свобода есть первое и важнейшее право каждого гражданина и священнейшая обязанность каждого правительства. На ней основано все сооружение государственного здания и без нее нет ни спокойствия, ни благоденствия».[4;179]

В своем аграрном проекте Пестель стоял за освобождение крестьян с землей. Вся обрабатываемая земля в каждой волости (так предполагалось называть наиболее мелкое административное подразделение будущего революционного государства) делится на две части: первая часть является общественной собственностью, ее нельзя ни продавать, ни покупать, она идет в общинный раздел между желающими заниматься земледелием и предназначена для производства «необходимого продукта»; вторая часть земли является частной собственностью, ее можно продавать и покупать, она предназначена для производства «изобилия». Часть общинная делится между волостными общинами.

Читайте также:  Какие изменения претерпел скелет туловища человека по сравнению с животными

Каждый гражданин будущей республики обязательно должен быть приписан к одной из волостей и имеет право в любое время безвозмездно получить причитающийся ему земельный надел и обрабатывать его, но он не может ни дарить его, ни продавать, ни закладывать. Землю можно прикупить можно лишь из второй части земельного фонда.

Пестель считал необходимым отчуждение помещичьей земли при частичной конфискации. Имело место отчуждение земли за вознаграждение, а также безвозмездное отчуждение, конфискация. Таким образом, помещичье землевладение (при полном уничтожении крепостного права!) все же частично сохранялось. Иными словами, Пестель не решался отстаивать лозунг передачи всей земли крестьянам.

Считая землю общественным достоянием, Пестель нигде не говорил о выкупе крестьянами той земли, которую они получат от государства после революции в порядке общинной собственности. Помещики получали от государства, а не от крестьян вознаграждения деньгами за отходящую крестьянам землю. Пестель проектировал лишь некоторые виды крестьянских работ на помещика во время переходного периода.

Пестель предполагал наличие банков и ломбардов в каждой волости, которые давали бы крестьянину ссуду на первоначальное обзаведение.

Пестель – убежденный противник самодержавия, тирании. Самодержавие в России по его проекту решительно уничтожалось, причем истреблялся физически весь царствующий дом.

«Русская Правда» провозглашала республику. 1-я глава конституции, по свидетельству Пестеля, еще не была написана; в ней и должно было говориться об организации верховной власти. Но была ли эта глава не написана или была она просто уничтожена, неизвестно.

Все сословия в государстве должны были быть решительно уничтожены, «все люди в государстве должны составлять только одно сословие, могущее называться гражданским». Никакая группа населения не могла отличаться от другой какими-либо социальными привилегиями. Дворянство уничтожалось вместе со всеми другими сословиями, и все россияне объявлялись одинаково «благородными». Объявлялось равенство всех перед законом и признавалось «неоспоримое право» каждого гражданина участвовать в государственных делах.

Подвергались уничтожению гильдии, цехи и военные поселения.

Гражданского совершеннолетия россиянин по конституции достигал в возрасте 20 лет. Все граждане мужского пола, достигшие этого возраста, получали избирательные права (женщины избирательных прав не имели). Какого-либо ценза, имущественного или ценза грамотности, в конституции Пестеля нет.

Пестель был врагом всякого федеративного устройства и сторонником единой и нераздельной республики с сильной централизованной властью.

Республика Пестеля делилась на губернии или области, которые в свою очередь делились на уезды, а уезды – на волости. Ежегодно в каждой волости должно было собираться общее волостное собрание всех жителей, т.н. земское народное собрание, которое выбирало своих депутатов в различные «наместные собрания», т.е. местные органы власти, а именно:

в свое наместное волостное собрание;

в свое наместное уездное собрание;

в свое наместное окружное ил губернское собрание. В эти три органа власти выборы были прямыми.

Главой наместного волостного собрания был выборный «волостной предводитель», а главой уездного и губернского наместных собраний – «выборные посадники». Компетенция наместных собраний была довольно широкой: они выслушивали отчеты исполнительных органов власти в волости, уезде, губернии – волостных уездных и земских правлений, принимали и рассматривали жалобы на местное начальство, выбирали новых чиновников местного управления и утверждали прежних и вообще занимались всеми делами местного значения. Окружные наместные собрания выбирали, кроме того, представителей в высший законодательный орган власти – Народное вече. Таким образом, выборы в верховный орган власти в республике Пестеля намечались двухстепенные.

Народное вече являлось органом верховной законодательной власти в государстве; оно было однопалатным. Исполнительная власть в государстве вручалась Державной думе.

Народное вече предполагалось составить из народных представителей, выбранных на пять лет. Каждый год переизбиралась одна пятая часть Народного веча. Председатель выбирался ежегодно вновь из членов, пребывающих в составе Народного веча последний год. Только Народное вече имело право издавать законы, объявлять войну и заключать мир. Никто не имел права роспуска Народного веча, т.к. оно «представляет волю в государстве, душу народа». [4;161]

Державная дума состояла из пяти членов, избранных народным вечем на пять лет. Ежегодно один из членов Державной думы выбывал из ее состава ввиду истечения своего срока и заменялся другим по выбору. Председателем Державной думы являлся тот ее член, который заседает последний (пятый) год.

Кроме законодательной и исполнительной власти Пестель выделял власть блюстительную, которая должна была контролировать точное исполнение конституции в стране и следить за тем, чтобы законодательная и исполнительная власти не выходили из пределов, поставленных им законами.

Центральным органом блюстительной власти был намечен по конституции Пестеля Верховный собор, который должен был состоять из 120 членов, именуемых «боярами» и избиравшихся пожизненно. Верховный собор назначал главнокомандующего армией во время войны.

Столицей Российской республики по «Русской Правде» должен был стать Нижний Новгород. Он намечался в качестве столицы по пяти причинам:

во-первых, он был расположен в центре страны;

во-вторых, находился на удобных торговых путях (на Волге);

в-третьих, Макарьевской ярмаркой он соединял Европу с Азией в сухопутных торговых отношениях;

в-четвертых, «освобождение России от ига иноплеменного через Минина и Пожарского из сего города изошло»;

в-пятых, «все воспоминания о древности нижегородской дышат свободою и прямою любовью к Отечеству, а не к тиранам его».

Конституция Пестеля провозглашала буржуазный принцип – священное и неприкосновенное право собственности. Она объявляла полную свободу занятий для населения, свободу книгопечатания и вероисповедания. За содержание печатных произведений виновные отвечали только пред судом. Каждая вера могла свободно исповедоваться в государстве, но запрещались некоторые религиозные обычаи. Сословный суд отменялся и вводился гласный суд присяжных заседателей, равный для всех граждан.

Пестель отстаивал самую широкую и неограниченную свободу торговли.

Границы республики должны были раздвинуться до своих «естественных пределов».

Взгляды Пестеля на национальный вопрос были своеобразны и носили на себе печать дворянской ограниченности. Права отделения от Российского государства других национальностей Пестель не признавал: все народы, населявшие Россию, должны были слиться в единый русский народ и потерять свои национальные особенности. Все жители России независимо от национальности получали одинаковые политические права. Но Пестель считал желательной христианизацию нерусских народов, и вселение на земли других национальностей русских колонистов.

Что касается польского вопроса, то Пестель признавал за Польшей право отделения от России, но при следующих условиях: В Польше должна произойти революция, уничтожающая феодальное угнетение крестьян и сословий, должна быть провозглашена республика на тех же основаниях, что и в России. После этого Польская республика получала право на самостоятельное политическое существование, отделяясь от России, но сохраняла с ней самый «тесный союз» на мирное и военное время.

Таков был конституционный проект Пестеля – «Русская Правда». Это был революционный проект буржуазного переустройства крепостной России. Он уничтожал крепостное право и самодержавие, утверждал республику вместо отсталого абсолютистского государства. На нем лежит некоторая печать дворянской ограниченности, но в целом он представляет собой своеобразный план сильного продвижения вперед отсталой феодально-крепостной России. [8;88]

Глава II «Конституция» Н.Муравьева

Конституция Никиты Муравьева явилась плодом длительной работы. Он начал ее писать с осени 1821г., но нет сомнений, что подготовительный период ее создания начался ранее. «Никита составил проект монархической конституции…подобно конституции Северо-Американских Соединенных штатов». [2;126]

Конституция Никиты Муравьева сохранилась в нескольких вариантах; их изучение показывает нам развитие его политических взглядов, говорит о непрерывной работе над конституционным проектом и об изменении ранее принятых формулировок в сторону большей прогрессивности. В то же время конституционный проект Никиты Муравьева обсуждался среди членов Северного общества; они внимательно взвешивали его формулировки, писали свои подробные замечания возражения. Был известен проект и членам Южного общества, например Пестелю.

Читайте также:  Sony xperia ultra сравнение

Работая над конституцией в 1821 и последующие годы, Никита Муравьев уже отошел от прежних республиканских воззрений. Он в это время склоняется к идее конституционной монархии. Классовая дворянская ограниченность сказалась, прежде всего, в разрешении вопроса о крепостном праве. Никита Муравьев в своей конституции объявлял освобождение крестьян от крепостной зависимости, но одновременно вводил положение: «Земли помещиков остаются за ними». [4;185] По проекту крестьяне освобождались без земли. Лишь в последнем варианте своей конституции он под давлением критики своих товарищей сформулировал положение о незначительном наделении землей: крестьяне получал усадебные участки и сверх этого по две десятины на двор в порядке общинного владения. Конституция Никиты Муравьева всегда характеризовалась высоким имущественным цензом: только земельный собственник или владетель капитала имел право полностью участвовать в политической жизни страны, избирать и быть избранным. При этом землевладелец сначала ценился Никитой Муравьевым вдвое «дороже» капиталиста. Позже он отказался от двойного ценза и ввел один общий ценз для избирателей – 500 рублей. Лица, не имевшие движимости или недвижимости на эту сумму, не могли участвовать в выборах. Лица, избираемые на общественные должности, должны были обладать еще более высоким имущественным цензом; лишь при выборах низшего представителя местного управления – волостного старшины – отсутствовало требование имущественного ценза; К этим выборам допускались все граждане. Но для других выборных должностей ценз сохранялся и был тем значительнее, чем выше была должность.

Женщины по конституции Муравьева были лишены избирательного права. Кроме того, автор был намерен ввести образовательный ценз для граждан Российского государства.

Избирательные права получали лица, достигшие 21 года. Через двадцать лет после принятия конституции предполагалось ввести обязательное требование грамотности избирателя: неграмотный лишался избирательных прав. Сверх этого конституция Муравьева вводила ценз оседлости: кочевники не имели избирательного права.

Крестьянин-общинник не считался «владельцем» — собственником, его избирательное право было чрезвычайно ограниченно. Первый вариант конституции предоставлял крестьянам-общинникам ограниченное избирательное право: с каждых 500 человек мужчин избирался только один, который имел право выбора. Во втором варианте Муравьев изменил свою формулировку. Теперь к участию в выборах волостного старшины допускались все граждане без различия.

Никита Муравьев проектировал отмену крепостного права, делал крестьянина лично свободным: «Крепостное состояние и рабство отменяются. Раб, прикоснувшийся земли Русской, становится свободным». Сословия также отменялись. «Все русские равны перед законом». Даже религия призывалась на помощь, для того чтобы доказать глубокий вред старого феодально-сословного подразделения: «…все люди братья, все рождены благо по воле божьей, все рождены для блага и все просто люди…».

Конституция Никиты Муравьева утверждала священное и неприкосновенное право буржуазной собственности, но в ней подчеркивалось, что право собственности заключает в себе следующее: человек не может быть собственностью другого, крепостное право должно быть отменено.

По конституции Муравьева должны были быть ликвидированы и многие другие феодально-абсолютистские учреждения. Немедленно уничтожались военные поселения, все военные поселяне должны были немедленно перейти на положение казенных крестьян, земля военных поселений передавалась в общинную крестьянскую собственность. Удельные земли, т.е. земли, на доход с которых содержались члены царствующего дома, конфисковались и передавались во владение крестьян. Все гильдии и цехи объявлялись ликвидированными. «Разделение людей на 14 классов отменяется». [2;185] Все названия сословных групп (дворяне, мещане, однодворцы и пр.) отменялись и заменялись названием «гражданин» или «русский». Понятие «русский» по конституции Никиты Муравьева не относится непосредственно к национальности – оно означает гражданина Российского государства.

Понятие Родины и ее защиты вознесено в конституции Муравьева на большую высоту.

Проект Муравьева утверждал ряд буржуазных свобод: она провозглашала свободу передвижения и занятий населения, свободу слова, печати и свободу вероисповеданий. Отменялся сословный суд и вводился общий суд присяжных заседателей для всех граждан.

Как обстояло дело с царской властью?

Конституция Никиты Муравьева была конституционно-монархической. Но, в крайнем случае, автор предполагал введение республики.

Законодательная, исполнительная и судебная власти в конституции Никиты Муравьева были разделены. По конституции император есть только «верховный чиновник российского правительства», он являлся представителем только исполнительной власти, законодательной власти император не имел. Император получал большое жалованье (8 млн. рублей в год) и, если ему угодно, мог за свой счет содержать придворный штат (никаких дополнительных средств ему для этого не давалось). Но конституция трактовала всю придворную челядь, всех камергеров и т.д. как личных прислужников царя.

Император командовал войсками, но не имел права ни начинать войны, ни заключать мира. Он не мог покидать территории империи, иначе он лишался императорского сана.

Будущая Россия должна быть федеративным государством, Муравьев был сторонником государственного устройства Северо-Американских Соединенных штатов. Империя делилась на отдельные федеративные единицы, которые Муравьев называл державами. Было пятнадцать держав (и областей). В каждой державе была своя столица. Вот список держав и их столиц:

Волховская – Город Святого Петра (Петербург)

Западная – Вильно (Литва)

Московская область – Москва

Донская область – Черкасск

Столицей федерации должен был стать Нижний Новгород – город, славный своим героическим прошлым во время польской интервенции XVII в., центр страны.

Верховным органом законодательной власти по конституции Никиты Муравьева должно было стать Народное вече. Оно состояло из двух палат: верхняя палата – Верховная дума, нижняя – Палата народных представителей.

Палата народных представителей должна была состоять из членов, выбранных на два года гражданами держав. От каждых 50 тыс. жителей мужского пола выбирался один представитель. Палата первого созыва должна была состоять из 450 членов. Все члены Народного веча получали жалованье – по 5 рублей серебром за каждый день, когда они присутствовали на заседании. Дорожные расходы возмещались особо.

Дума, по проекту Муравьева должна, состоять из 42 членов: в нее выбирались по три гражданина от каждой державы, два гражданина от Московской области и один – от Донской. Кроме основной, законодательной работы, в компетенцию Верховной думы должен был входить суд над министрами, верховными судьями и прочими сановниками в случае обвинения их народными представителями. Совместно с императором Дума участвовала в заключении мира, в назначении судей верховных судебных мест, главнокомандующих сухопутными и морскими силами, корпусных командиров, начальников эскадр и верховного блюстителя (генерал-прокурора).

Всякий законопроект должен был три раза читаться в каждой палате. Чтения должны были быть разделены, по крайней мере, тремя днями, посвящаемыми обсуждению закона. Если законопроект принимался обеими палатами, он шел на представление императору и лишь после его подписи получал силу закона. Император мог вернуть неугодный ему законопроект в палаты со своими замечаниями, тогда законопроект обсуждался вторично; в случае вторичного принятия законопроекта обеими палатами проект получал уже силу закона и без согласия императора. Таким образом, принятие закона могло быть отсрочено императором, но не могло быть им самовольно отвергнуто.

В державах также существовала двухпалатная система. Законодательная власть в каждой державе принадлежала законодательному собранию, состоявшему из двух палат – палаты выборных и Державной думы. Державы делились на уезды. Начальник уезда назывался тысяцким. Должность эта, как и все прочие должности в управлении государством, была выборной. Судьи также были выборными.

Таким образом, проект конституции Никиты Муравьева, несмотря на яркие черты классовой дворянской ограниченности, должен быть признан прогрессивным для своего времени.

Муравьев хорошо сознавал , какое сопротивление старых сил может встретить введение его конституционного проекта. Он считал, что в борьбе придется воспользоваться «силою оружия».

Читайте также:  Хендай солярис киа рио фольксваген поло шкода рапид сравнить

Задачи военного выступления, нанесения «решительного удара» правительству, устранения его силой стояли, таким образом, как очередные перед тайным обществом.

Конституция Никиты Муравьева была идеологическим документом всего Северного общества в целом. Идеология Северного общества была сложной, в ней боролись политические течения разных оттенков. Группа декабристов, которая подготовила и организовала восстание 14 декабря на Сенатской площади, в своем руководящем ядре придерживалась преимущественно республиканских убеждений.

Глава III . Сравнительный анализ программ

«Южное общество» во главе с Павлом Пестелем и «Северное» под руководством Никиты Муравьева. Все они составляли программы и искали пути и средства изменения существующего строя. Основными пунктами этих программ были различные варианты ограничения или изменения российской формы правления (абсолютной монархии) или ликвидации крепостного права.

Конституция Никиты Муравьева и выработанная Пестелем конституция под названием «Русская правда» выражали два соперничающих течения среди революционных кругов. Пестель в своей «Русской правде», или в «Государственном завете», проектировал республиканское устройство в России. Под влиянием Французского писателя Детю де Треси сформировал свои взгляды на политическое устройство: никакая монархическая конституция непрочна, что монархическое устройство и народная воля несовместимы. Понимая, что Россия к республике не подготовлена, Пестель думал, что, сокрушив при помощи военного переворота существующий строй, и уничтожив царствующий дом, образовать военную диктатуру в виде временного правительства, которое примерно через 8-10 лет подготовило бы возможность введения республики в России.

Республика, спроектированная Пестелем, была ярко якобинского типа с сильной и централизованной административной властью. Законодательная власть в этой республике должна принадлежать вечу (избранному на основании всеобщей двустепенной подачи голосов), но все управление сосредотачивалось в руках пяти директоров, которые должны были получить большую власть. При этом Пестель не только не желал допускать какой-нибудь автономии отдельных местностей, но, наоборот, желал объединить всю Россию в одно политическое тело.

В вероисповедном вопросе он держался аналогичных взглядов, полагая, что, православие в России должно быть господствующей религией. По отношению к магометанам он предполагал резкое вмешательство в их внутренний быт, желая упразднить у них подчиненность женщин. Евреев Пестель считал вредными эксплуататорами крестьянской массы и думал переселить всех евреев в Палестину, причем хотел дать им необходимую для этого военную помощь.

Таким образом, принципы Пестеля не отличались либерализмом, но зато демократическое начало было им проведено в его плане глубоко, особенно в экономической области, где он считал необходимым ввести новое, весьма своеобразное аграрное устройство. Все земли он проектировал разделить на две части: общественная, которая должна находиться в коммунальном общественном управлении, и казенные земли, которые эксплуатировались казной или могли раздаваться по усмотрению центральной власти частным лицам. По мнению Пестеля, земля не может быть предметом частной собственности и должна служить, прежде всего, обеспечению народных масс.

Конституция Северного общества, которая была составлена Никитой Муравьевым, была монархическая. Хотя сам Никита и многие другие члены Северного общества соглашались, что, в принципе, республика лучше монархии, но они не надеялись её осуществить, а если в спорах с Пестелем не особенно сильно отстаивали свои взгляды, то главным образом потому, что не имели возможности его переубедить и переспорить, что знали по опыту.

Но надо сказать, что в основание этой монархической конституции были положены принципы самых радикальных тогдашних конституций. Главным образом, очевидно, послужила испанская конституция 1812 г. Первый параграф конституции Муравьева вполне определенно устанавливал, что Русская империя не может быть принадлежностью никакой определенной фамилии, и во главу угла сразу ставилась народная воля. Власть императора была чрезвычайно ограничена. Вече у Муравьева пользовалось не только всеми законодательными правами, но даже получало и права, обыкновенно принадлежащие монарху, — право объявлять войну и заключать мир и право амнистии.

Другой отличительной чертой муравьевской конституции был федерализм с широкой автономией провинций. Республика Пестеля была централизованной, а монархия Муравьева была разделена на 13 (по второй редакции – 15) автономных провинций, в каждой из которых должен был быть своего рода парламент, своя дума (избранная, впрочем, на основе цензового избирательного права), которая подчинялась, конечно, общему руководству центральной власти, но имела широкую автономию. В социальном отношении Муравьев не шел так далеко, как Пестель. По его предположениям, крестьяне должны были быть освобождены, но получали недостаточные земельные наделы, главная масса земель должна была оставаться в руках помещиков.

Эти два типа политических идеалов и явились представителями двух главных течений, которые в это время существовали в среде тайных обществ в России. Не столько разделял тут вопрос о республике или монархии, сколько о том, каким путем проводить это: путем ли якобинским или путем подчинения народной воле. Когда в Северном обществе в начале 1825 г. получил преобладание К.Ф. Рылеев, то он также высказывался, что можно предпочитать в принципе республику, но что это будет иметь значение только тогда, когда на это согласится народ. Итак, главное, против чего возражали члены Северного общества из планов Пестеля, — это было намерение его проводить республику, во что бы то ни стало, вопреки народной воле. Рылеев и Никита Муравьев были в этом отношении настоящими народовольцами: они во главе угла ставили народную волю. Зато в социальном отношении настоящая демократическая точка зрения была проведена тогда лишь в оригинальном проекте Пестеля, принятом членами одного только Южного общества. Вот течения, которые развивались в тогдашних революционных кругах, отражаясь, конечно, и во взглядах более широких слоев общества.

Основные программные положения декабристов – ликвидация самодержавия, крепостничества, сословного строя, введение республики и другие – отражали насущные потребности времени. Свои основные требования декабристы закрепили в двух программных документах: «Русской Правде» П.И.Пестеля и «Конституции» Н.Муравьева.

Очевидно, что «Русская Правда» была самым решительным, радикальным из конституционных проектов, созданных революционерами-дворянами.

Конституция Никиты Муравьева, будь она введена, пробила бы огромную брешь в твердынях феодально-абсолютистского строя и серьезно расшатала бы его основы. Важно отметить также то, что конституция Никиты Муравьева в отличие от «Русской Правды» Пестеля не была обсуждена всем Северным обществом, не была проголосована и принята всей организацией.

Во введении к данной работе был поставлен вопрос: «Какой из проектов декабристских обществ мог быть реализован в случае успешности восстания?»

На мой взгляд, в России начала XIX в. прижилась бы «Конституция» Н.М. Муравьева, по сравнению с «Русской правдой» П.И. Пестеля, поскольку она была более приемлема по своему характеру для помещиков землевладельцев, которые составляли политический костяк России. Но в данных исторических условиях Россия была просто не готова к такого рода политическому «эксперименту» и поэтому царскому правительству нужно было уничтожить эти либеральные идеи на корню и не допустить их проникновения в народ. Народ также не был готов «сотрудничать» с представителями дворянского сословия.

Восстание декабристов было жестоко подавлено, и естественно, что об осуществлении их конституционных проектов не было и речи.

Цель работы достигнута. Поставленные задачи решены.

Верные сыны Отечества. Воспоминания участников декабристского движения в Петербурге. Лениздат, 1982.

Мемуары декабристов. Северное общество. Издательство Московского университета, 1981.

Мемуары декабристов. Южное общество. Издательство Московского университета, 1982.

Сборник документов по истории СССР для семинарских и практических занятий. Первая половина XIX века.

Гессен А. Во глубине сибирских руд…М., 1965.

Йосифова Б. Декабристы. М., 1983.

Ланда С.С. Дух революционных преобразований…М., 1975.

Нечкина М.В. Декабристы. М., 1976.

Павленко Н.И., Кобрин В.Б., Федоров В.А. История СССР с древнейших времен до 1861 г. М., 1989.

Чернов Г.И. Герои 14 декабря. Ярославль, 1973.

Источник